Показать меню
Лента новостей
18:59 16:59 16:54 15:08 14:43 13:21 12:50 11:05 11:00 10:57 10:53 09:54 09:42 07:18 07:52 22:23 17:22 16:21 07:59 07:53 07:26 14:10 14:02 11:15 10:19
 
Новые комментарии
29 окт 18:35Рубрика "Отдых без границ"

Другие 10 неизвестных

Другие 10 неизвестныхБытует мнение, что всё интересное в России – лишь в старых областях – древней Руси - и вблизи столиц. Дальше, будто бы, "только природа" (в смысле – чудеса вроде Долины гейзеров или Красноярских столбов). Но между тем, интересных и необычных городов полно по всей стране, вплоть до Дальнего Востока и Крайнего Севера. Мы подготовили десятку самых характерных – конечно, это далеко не все, и мы продолжим составлять эти невеселые туристические рейтинги.

Астрахань. Город народов

Малоизвестной Астрахань не назвать: конечный пункт волжских круизов, столица рыбалки, город с брендом (чёрная икра) и открыточным видом кремля под белым солнцем пустыни. Но, как и Москва, Астрахань не исчерпывается кремлём и брендом.

"Внучка" хазарского Итиля, "дочь" ордынского Сарая, Астрахань испокон веков была воротами на Восток что сделало её едва ли не самым многонациональным городом мира. В квартале от кремля стоят три торговых подворья – Армянское, Персидское и Индийское.

В слободах 7 старых мечетей – Белая (местных татар), Красная (казанских татар), Чёрная (бухарцев), деревянная Зелёная (ногайцев), шиитские Персидская и Бакинская, огромная Кавказская на рынке Большие Исады, а неподалёку – итальянский костёл XVIII века, старше, чем в Петербурге.

С пятью армянскими храмами соседствовала кирха – но эти не пережили советской эпохи. Астраханским казакам, прежде не раз бунтовавшим и на несколько лет отделявшимся от России, принадлежит церковка за Волгой. Сюда сходились кочевья калмыков-буддистов и казахов… Апофеоз – Безродная слобода, национальность жителей которой определению не поддавалась, но и от неё осталась церковь Иоанна Златоуста.

Разнообразие этнических типажей впечатляет и в современной Астрахани. О былом богатстве свидетельствует роскошная губернская архитектура, в том числе деревянная – лес сплавляли по Волге на стройки нефтяного Баку, и часть его оседала здесь. Обилие каналов и проток роднит Астрахань с Петербургом, а кварталы между кремлём и Волгой не случайно называют Коса – землю под ними намыла река в XVIII веке. Своим колоритом Астрахань достойна Одессы и не снискала той славы лишь потому, что не дала своей литературной школы. Вот только увидеть всё это великолепие непросто – город печально знаменит трущобами, в которые превратилась большая часть старых слобод.

Ростов-на-Дону и окрестности

Есть мнение, что Ростов – это Одесса-light: разухабистый портовый "вольный город" с обилием национальных общин (только если в Одессе бал правили евреи, греки и болгары, то в Ростове – армяне, евреи и староверы), колоритом южных двориков и остросюжетной криминальной историей. Ростов – своего рода несостоявшийся Петербург, ведь Пётр I стремился выйти к морю на Юге, да не совладал с Турцией.

В Ростове есть свой Невский – Большая Садовая улица, ведущая в некогда армянский район Нахичевань, в Ростове много столичных домов и улиц, но главное - у Ростова своя система пригородов. Заповедная станица Старочеркасск – сердце казачьей вольницы, где в украинского вида соборе покоятся атаманы и хранятся оковы Степана Разина.

Новочеркасск – столица уже регулярного казачества XIX века, наводившего ужас на Наполеона, и домики уездного вида странно смотрятся на петербургского вида проспектах с триумфальными арками, дворцом атамана, казачьим музеем и чуть поодаль удивительным зданием технического университета: ведь центром области Войска Донского был именно Новочеркасск, а не Ростов. Ближе к морю – Азов с остатками турецкой крепости и античный Танаис – для греков что для России Чукотка. Вокруг – Донская степь, здесь легко убедиться, что казачья удаль – не пустое клише.

Симферополь. Центр Крыма

Как ни странно, самый недооцененный город Крыма – его столица: прилетел турист или приехал на поезде, вскочил в троллейбус и быстрее к морю! Между тем, столица самого интересного региона бывшего СССР не может не быть интересной.

В Симферополе стоит погулять по губернскому центру, подивиться числу мемориальных досок на домах, полюбоваться обветшалой, но пышной архитектурой XIX-XX веков, сходить в музеи, куда собраны древности со всего Крыма.

Обратите внимание на множество неповторимых деталей, будь то опоры давно исчезнувшего трамвая, философские граффити местного "бэнкси" Шарика или затерянные где-то три ржавых столба Индоевропейского телеграфа, земля под которым до сих пор в собственности Англии.

Из губернского Симферополя можно перейти в татарскую Ак-Мечеть – типично восточный лабиринт пыльных улочек, скрывающих мечети, караимскую кенассу, кьялы – молельные дома тюрок-иудеев крымчаков.

А напоследок – съездить в уютнейшую усадьбу крымских губернаторов Салгирку, ныне занятую Ботаническим садом, и взойти на Неаполь Скифский – ветреное скалистое городище с руинами столицы этого народа, что не по генам так по духу многие считают нашим предком. Или – поискать неандтертальскую пещеру Чокурча на задворках больницы. И, конечно, высматривать за домами грузный силуэт горы Чатыр-Даг.

Керчь. Бездонное прошлое

Керчь – самый крымский город по своему прошлому и самый некрымский по современности: не курорт, а промышленный порт. С недавних пор стал воротами Крыма, но отстояв столько-то часов в очереди, турист вылетает с переправы, что пробка из бутылки.

Между тем, в Керчи можно задержаться на 2-3 дня, и всё равно не успеть посмотреть её всю. Прямо у автовокзала встречает древний курган с каменной гробницей в глубине; ещё один, куда более крупный и впечатляющий Царский курган находится на окраине, у Аджимушкайских каменоломен, где партизаны полгода героически держали безнадёжную оборону.

Легендарный Митридат примечателен не только руинами древнего Пантикапея – воинский обелиск над ними был первым из всех памятников Великой Отечественной: поставлен сразу после изгнания фашистов. У подножья – итальянский костёл и византийская церковь, а с другой стороны археологический музей – настоящая сокровищница античности, с которой может посоревноваться расположенный на окраине Лапидарий.

Керченский пролив стерегут две крепости – пронзённую железной дорогой Ени-Кале построили ещё турки, а крепость Керчь, творение Тотлебена на южной окраине, куда как менее известна: военные её оставили недавно, снаружи видны только мелкие холмики, скрывающие внутри целый полуподземный город XIX века. В степях вокруг Керчи – грязевые вулканчики и самые чистые в силу малолюдности пляжи Крыма, причём аж на двух морях.

Мезенский край. Поморская старина на Краю Земли

Сама по себе Мезень, крошечный городок между лесом и тундрой, с типичной для постсоветского Крайнего Севера разрухой, не очень-то интересна. Мезень – это в первую очередь край вдоль одноимённой реки, "затерянный мир" на востоке Архангельской области.

Дело в том, что дорогу сюда пробили лишь в 2008 году, но века изоляции позволили ей сберечь дух настоящего русского Поморья. В здешних деревнях огромные избы с деревянными конскими головами, на здешних кладбищах – огромные замшелые кресты… да и не только на кладбищах: кресты тут стоят и в полях, и рядом с домами – кого-то хоронили не на погосте, а на своей земле, но чаще кресты ставились "по обету" и становились чем-то вроде часовен.

Здесь воздух так чист, словно Господь Бог добавил глубины резкости. Здесь почти нет жёлтого цвета – тёмно-зелёные леса, бурые деревни, синие вода небо и марсиански-красная земля. Зимой тут в ходу сани с лошадью, а порой из тундры приезжают ненцы на оленях, торговать рыбу.

Самая интересная из множества мезенских сёл – Кимжа с уникальной Одигитриевской церковью и двумя самыми северными в мире мельницами. Ну а в самой Мезени есть музей, десяток купеческих домиков и впечатляющие виды реки, на которой дважды в день бывают приливы.

Соликамск, Усолье, Чердынь…

Верховья Камы в Пермском крае можно причислить к Русскому Северу наряду с Вологодчиной – земля обжита русскими в XV веке, малые города примечательны узорочными церквями и палатами купцов… если бы не печать индустрии. Деловых людей сюда испокон веков влекла соль, обильно сочившаяся в виде рапы из скважин, и здешние города в XVI-XVII веках цвели, снабжая "белым золотом" всю Россию – примерно как нынешние Ямал и Югра с их газом и нефтью. Затем наступил упадок – соль стали добывать в других местах и другим способом.

Советы добычу возродили и понастроили химзаводов. Соликамск тут – лишь среднее звено триптиха старинных городов, и примечателен красивейшими церквями не моложе середины XVIII века, "купальной" соляной скважиной в центре города и Усть-Боровским сользаводом на окраине – ныне это музей, и хотя сами рассолоподъёмные башни, варницы, соляные лари (отстойники) и амбары возведены в XIX веке, они дают полное представление о технологиях Строгановских времён.

Но в Соликамске Строгановых не было, их столица – соседнее Усолье, что стоит напротив промышленных Березников. Удивителен контраст двух берегов Камы: на усольском – одна из красивейших русских усадеб с дворцами и храмами разных эпох, на березниковском – гигантская, коптящая, грохочущая промзона, и в этом сочетании словно какая-то аллегория, особенно пронзительно смотревшаяся при Советах. Наконец, самая северная в триптихе Чердынь – просто удивительно тихий старый городок в красивейшем пейзаже: обрыв, речка, простор тайги да одинокая гора на горизонте.

Нижний Тагил. Рабочий с трёхвековым стажем

Может ли быть интересен индустриальный гигант? Конечно, особенно если он остаётся индустриальным гигантом все триста лет своей истории. В Нижнем Тагиле воплотились все эпохи русской промышленности: от демидовских заводов, без которых не было бы победы в Северной войне до "Уралвагонзавода", ставшего известным интернет-мемом.

Здесь над заводским прудом нависает Лисья горка, увенчанная сторожевой башней – в XVIII веке в разбойничьем краю совсем не лишней. У плотины завод-музей, где самая молодая часть – доменная печь 1930х годов, а самые старые цеха относятся чуть ли не к XVIII веку.

С другой стороны – горное управление в неожиданном тут облике породистого столичного классицизма, а за ним, у складов почти средневекового вида – музей горного дела, под открытым небом экспонаты от глыбы руды до копии паровоза Черепановых. Последние были местными крепостными рабочими, которых Демидов посылал на стажировку в Англию.

Купеческие домики, церкви XIX века и старообрядческие часовни, тематические музеи – хоть тех же Черепановых, хоть тагильского промысла расписных подносов… и всё это на фоне мрачной панорамы Нижнетагильского металлургического комбината с его доменами, бесчисленными трубами и разноцветным дымом. Комбинат стоит восточнее города, и каждое утро словно порождает раскалённое Солнце.

Впрочем, не только Тагил. На Среднем Урале десятки таких вот городов, где жизнь веками вертится вокруг завода, и неизменно будут старые цеха, конторы, заводские церкви, усадьбы владельцев и многое другое. Самые яркие – Невьянск, Полевской, Алапаевск, Сысерть, Златоуст или Кыштым… И, конечно, огромный Ижевск.

Троицк. Забытая столица караванов

Глухая степь в Челябинской области на границе с Казахстаном – не то место, где ожидаешь увидеть один из красивейших уездных городов России. Но Великая Степь была так похожа на океан, отделявший Россию от Туркестана и Китая, и здесь – один из его главных портов.

В середине XVIII века на речке Уй была заложена крепость и таможня, а напротив тут же выросло торжище, с годами превратившееся в третью по величине ярмарку России. Сюда съезжалось пол-Азии, и бал на этой ярмарке правили тюрки – с нашей стороны татары и башкиры, с той – казахи и бухарцы.

В крепости ещё в XVIII воздвигли Троицкий Уйский собор, не потерявшийся бы и в столицах. На камне напротив была когда-то ставка "мужицкого царя" Емельки Пугачёва. Троицк оказал огромнейшее влияние на Казахстан, так как был всероссийским центром джадидизма – просвещённого светского ислама. Но – sic transit gloria mundi: эпоха ярмарок и караванов прошла.

Троицк ныне обычный промышленный город, а на его историческом центре лежит печать забвения, и степной ветер метёт пыль меж обветшалых роскошных зданий. Кое-что, впрочем, понемногу оживает: мимо Центральной гостиницы сложно пройти, не захотев в ней переночевать. На Троицк похожи минимум два города – Ирбит на Среднем Урале и алтайский Бийск.

Томск. В деревянных закоулках

Томск стоит в стороне от Транссиба, и к тому же входил в "атомный проект" из-за чего туризм здесь не поощрялся. Томский пейзаж для Сибири вполне характерен: пол центра – на горе, пол центра у широкой медленной реки, крепкий деловой быт да подступающая со всех сторон стихия.

Но дело в том, что Томск – самый "деревянный" город России, и в его историческом центре есть целые районы – русские и татарские, купеческие и мещанские – без единого каменного дома. Причём и "деревянь" местная – не избы или бараки, а мощные особняки в 2-3 этажа, где поверх чёрных срубов потрясающей красоты резьба.

Есть тут, конечно, и каменная главная улица, и церкви в стиле "сибирского барокко" с характерными пламеняющими силуэтами, и площадь с непременным пассажем Второва и биржей времён "золотой лихорадки", а главное – старейший за Уралом и лучший в российской провинции университет. За сохранение томских деревянных закоулков уже несколько лет идёт борьба между общественностью и строительным бизнесом, поэтому внимание туристов Томску особенно важно.

В Сибири он такой не один. В Иркутске, скажем, поскромнее деревянь, но зато есть удивительные церкви с буддийские орнаментами. Несколько уступают, но тоже хороши Улан-Удэ, Чита, Барнаул. А вот Омск – каменный, но и его губернский центр один из красивейших в России.

Калининград. Кёнигсберг, который есть

Считается, что Кёнигсберг, некогда один из красивейших городов Европы, стёрт с лица Земли войной и в Калининграде искать его не стоит. Отчасти это правда, и всё же такой взгляд слишком радикален. Война в сообщничестве с бесхозяйственностью унесла Старый город, замок, средневековые кирхи, и всё же…

Всё же не менее половины нынешнего Калининграда – это старый добрый Кёнигсберг. Просто искать старину тут надо не в центре, а на окраинах, меньше задетых войной, и в бывших Хуфене, Амалиенау, Ратхофе можно часами гулять по кёнигсбергским кварталам, любуясь простой и ритмичной немецкой архитектурой.

Стоит и огромный вокзал в стиле "новой вещественности", и мощнейший пояс старых укреплений, превратившихся в край "дырки от бублика" – исторический центр не внутри них, а снаружи. Уцелело и несколько кирх, в том числе Юдиттен-кирха XIII века на окраине и Кафедральный собор с могилой Канта в центре.

Про музей янтаря и один из лучших в Европе музей Мирового океана с подлинным "Витязем" вряд ли стоит напоминать – туда и так возят всех, кто отдыхает в Зеленоградске и Светлогорска. А вот наследие Третьего Рейха тут искать не стоит – как-то так вышло, что в Кёнигсберге при фашистах почти ничего не построили.

Само собой, список неполон, Россия всё же слишком необъятна. Можно вспомнить, к примеру, старинные Кяхту и Нерчинск в преддверии Дальнего Востока. Глухие углы Русского Севера – Терский берег, Онега, Усть-Цильма… Всякие достопримечательности "на любителя" вроде мрачноватой Воркуты с "послеядерным" пейзажем брошенных в тундре посёлков или напротив – нефтяной Югры, где города строятся буквально у вас на глазах. Города, построенные иными народами, как древний кавказский Дербент. Это, пожалуй, главное в путешествиях по России – возможность ощутить себя первооткрывателем.

Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных
Другие 10 неизвестных

Печать
Добавить комментарий
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.
Опрос
Как вы считаете, может ли Россия продать часть Курильских островов?

Объявление
Ищем будущие «золотые перья»

Ищем будущие «золотые перья»

Редакция сайта Оzersk74.com приглашает к сотрудничеству внештатных авторов, молодых журналистов.