Самый закрытый из всех громких процессов. Часть седьмая

Свидетели стороны защиты. Первый пошел!


6 декабря 2016 года в Озерском городском суде в рамках «дела Цыбко» наконец-то начался допрос свидетелей стороны защиты. Напомним, последний раз свидетели выступали на процессе аж 27 сентября, и два с лишним месяца суд занимался прослушкой, прочиткой и просмотром доказательств, представленных стороной обвинения, да еще не по одному разу. Сегодня вновь был налажен телемост Озерск – Басманный суд Москвы. Свои показания давала Эмма Салимова, бывший помощник депутатов Государственной Думы Михаила Юревича, а затем Олега Савченко. 

Свидетельница рассказала, что во время одной из поездок в Италию в конце 90-х годов она познакомилась с Ириной Торлиной – гражданской женой Евгения Тарасова. Довольно долго обе женщины находились в близких приятельских отношениях. Когда Торлина бывала в Москве, она даже останавливалась дома у своей московской подруги. По словам Салимовой, ее приятельница опекала, и даже порою излишне, своего гражданского мужа (Тарасова) и всячески стремилась помочь ему сделать карьеру. Примерно в 2010 году, когда Тарасов стал депутатом Магнитогорского собрания, Торлина попросила Салимову посодействовать ее мужу, помочь ему в карьерном росте и для этого «порекомендовать» его своим знакомым, поскольку знала, что Салимова по характеру своей работы знает многих депутатов.

Как рассказала свидетельница, она порекомендовала Тарасова депутату Госдумы Марселю Юсупову и Константину Цыбко, который либо только что стал членом Совета Федерации, либо готовился им стать. (С последним она познакомилась совсем недавно, поскольку тот по служебным делам бывал у депутата Госдумы Савченко, помощницей которого в то время работала Салимова) Выполняя просьбу подруги, она сообщила обоим представителям южноуральского региона о «хорошем человеке» Тарасове, который с отличием окончил госакадемию, и у которого хорошие отношения с тогдашним мэром Магнитогорска Тефтелевым, и дала им телефон Тарасова. Цыбко и Юсупов пообещали, «если будет возможность», встретиться с ним, обратить на него внимание, то есть произнесли общие ни к чему не обязывающие фразы.

Спустя несколько месяцев, в марте-апреле 2011 года, Салимова встретилась в одном московском ресторане с бывшим депутатом Госдумы, а в то время уже губернатором Челябинской области Юревичем. Поскольку «карьерного прорыва» ни от Цыбко, ни от Юсупова для Тарасова пока не случилось, Салимова решила, пользуясь давним знакомством, рассказать новоизбранному губернатору о муже своей приятельницы и попросила, если можно, пообщаться с ним и посмотреть на него - на предмет «взять его в свою команду».

Встречался ли сенатор Цыбко с Тарасовым по ее просьбе, свидетельнице неизвестно. Также Салимова заявила, что ни Цыбко, ни Юсупов, ни Юревич до ее разговора с ними про Тарасова не знали. О содействии сенатора назначению Тарасова на должность главы администрации Озерска она ничего не знает, так же как и о том, что с Тарасова требуют какие-то деньги за назначение: ее подруга Торлина ничего ей об этом не говорила. О дальнейшей судьбе Тарасова – от избрания его главой администрации до его посадки – свидетельница узнавала из прессы.


После окончания допроса свидетельницы Салимовой сторона защиты начала представлять свои доказательства – как письменные, так и видео. В том числе был показан 13-минутный сюжет, в котором бывший заместитель главы администрации Озерска Гунин (подельник Тарасова) рассказывает в свободной форме на камеру свой трудовой путь от рождения до наших дней. Из всего его повествования наиболее интересны две последние минуты, где он рассказывает о попытке построить торговый центр в Магнитогорске. По словам Гунина, у них с Тарасовым был совместный бизнес: они хотели построить торговый центр в Магнитке. Но денег не хватало, и тогда они обратились в банк ВТБ за кредитом, и кредит этот был им одобрен. При этом у компаньонов был уже готов проект торгового комплекса, были распределены заранее между потенциальными арендаторами все торговые площади. Но, увы, не получилось: «нас закрыли». Разрешение на строительство пропало, подрядчики без денег к работе не приступили и т. д.

Судя по этому рассказу, не был Тарасов настолько бедным человеком, чтобы красть деньги из ММПКХ для «дачи взятки». Миллионами ворочал. Как вы уже знаете, свои доли в ООО «Кристалл» (эта фирма и собиралась строить торговый центр) Тарасов и Гунин ухитрились продать в январе 2013 года, не сходя с тюремных нар.


Хроника несостоявшегося киносеанса


Очередной рабочий день в ходе судебного процесса должен был начаться с просмотра оперативной видеозаписи, сделанной 26 декабря 2013 года в екатеринбургском гриль-баре «Асадо», во время встречи сенатора Цыбко с его друзьями-одноклассниками. Но эта видеозапись в ходе судебного заседания так и не была просмотрена. Почему?

Сторона обвинения во время представления своих доказательств несколько месяцев назад много внимания уделила именно этому дню – 26 декабря 2013-го, в суде зачитывались и заслушивались несколько важных телефонных разговоров, происходивших в этот день. Много времени потратили на изучение этих доказательств. И вот сегодня сторона защиты выступила с ходатайством продемонстрировать в суде оперативную съемку, сделанную в тот же день, 26 декабря.

Адвокат Коваленко попросил представить это видео, «чтобы доказать отсутствие фактов передачи денег, лоббирования бизнеса Лакницкого и иных неправомерных действий со стороны сенатора Цыбко». Далее адвокат продолжил: «Мы прослушали и прочитали по инициативе стороны обвинения целый том телефонных разговоров, происходивших в этот же период, в этих разговорах в том числе упоминается и данная встреча. Считаю, что эта видеозапись доказывает невиновность моего подзащитного». 

Однако у представителей прокуратуры, как обычно, было другое мнение: поскольку сенатору инкриминируются события, произошедшие до сентября 2012 года, данное видео, сделанное в конце 2013-го, выходит за рамки периода обвинения, поэтому в ходатайстве надлежит отказать. Судья согласилась с мнением прокуратуры, и в ходатайстве стороне защиты было отказано. Непонятным, правда, осталось, почему столько времени пришлось потратить суду на разговоры, происходившие ровно в тот самый день – 26 декабря 2013 года, хотя это также выходило за рамки обвинения.


Зря суд отказал себе в удовольствии посмотреть видеозапись. А вот автор этих строк ее посмотрел. Итак, представьте себе: уютный зал гриль-бара «Асадо», Екатеринбург. В кадре – сидящая за столиком напротив компания друзей-выпускников озерской школы 32, в том числе и сенатор Цыбко. Приличное заведение, приличные люди, ведут себя тоже прилично – разговаривают, кушают, выпивают, не ругаются. Никто никому взяток не дает и ничьи интересы не лоббирует. Но самое интересное, что камера, спрятанная, по всей вероятности, в барсетке, стоящей на столе, фиксирует не столько разговор сенатора и его компании, сколько оперативников, сидящих за этим же столом «в засаде» и ведущих наблюдение. О нечеловеческих условиях службы оперативных работников ФСБ можно судить по их разговору, который хорошо слышан на записи. Сотрудников двое – мужчина и женщина, судя по всему, довольно молодые люди. Вот фрагменты их беседы.


- Мы что-нибудь будем брать вкусное?

- Выбери ты сама… Мы тут с Ириной сидим! (в телефонную трубку)

- Ну, ты мне мяско закажи.

- Вино какое будем пить?

- Красное.

- Мы вино пьем или что?

- Вино, вино!

- Чё, какое мясо мы берем? Так (читает меню), рыбные блюда… Паровая семга, треска под корочкой из белых грибов… Чё, значит рыбу, да?

- Треска с белыми грибами и вырезка молочного теленка!

- По поводу вина (официанту). Есть у вас французское и итальянское? Красное, белое, сухое?

- Бутылочку возьмем?

- Разлейте нам по бокальчику, а там посмотрим…

- Мальбек. Помягче, сухое…

(Через некоторое время)

- Нравится здесь, тепло, хорошо.

- Что делать будем?

- А что делать? Заказывать еще.

- Еще вина. Может, другое будем?

- Это же. Не надо мешать.

(Еще через некоторое время)

- Полны карманы марихуаны… А где жвачка? Я курю, в башню ударяет…

- Я не буду.

- Сколько раз за ним ходим (за Цыбко), ничего не получается… Это душевно, это единственное из всех посещений, где посидели толково более-менее.

- Следующую субботу приглашай…


За полтора часа экранного времени мы реально увидели, точнее, услышали, насколько трудна и сурова жизнь простого оперативника. Кстати, скромный ужин в засаде обошелся примерно тысяч в двадцать. Казенные деньги тратятся легко и без сожалений. А нам почему-то вспомнился Володя Шарапов. Помните, когда МУРовцы пришли в ресторан брать Фокса, Володя заказал себе всего лишь чашечку кофе… 

А что же суд, что происходило там после отмены «киносеанса»? Было показано другое «кино», а именно – видеоверсия допроса простого российского осужденного Евгения Тарасова, сделанная 5 августа 2014 года в стенах следственного изолятора ФСБ в Челябинске. Тарасов там излагает официальную версию стороны обвинения по «делу Цыбко» - то, что мы неоднократно слышали от него и в стенах Озерского городского суда, а потому пересказывать его слова нет никакого смысла. Разница лишь в том, что Тарасов выглядит на этой съемке весьма подавленно и скромно, периодически опускает очи долу, давая показания, и, по всей вероятности, читает по заранее подготовленной бумажке. И, действительно, пару раз в кадр попадает какая-то папка, лежащая перед бывшим главой администрации на столе. Обратим еще внимание на интересную подробность: говоря о себе, Тарасов заявил, что он военнообязанный, состоит на учете в Ленинском райвоенкомате Магнитогорска, травм головы не имел… 

Кстати, через несколько дней после этой съемки Тарасов был освобожден условно-досрочно.


Как «отжать» квартиру за одну десятую цены


Следующими свидетелями стороны защиты стали родители бывшего сенатора Цыбко -  Нина Андреевна и Валерий Федорович. Они ныне проживают в Москве, тем не менее, приехали, чтобы лично ответить на задаваемые им вопросы. 

Это тем более важно, поскольку на предварительном следствии оба они отказались давать показания на основании статьи 51 Конституции РФ, которая дает право не свидетельствовать против себя и своих близких. Почему именно они воспользовались этим правом, кратко пояснила Нина Андреевна: «Мы боялись следователя Лаврова».

Оказывается, примерно с середины 2014 года, весь следующий год и чуть ли не до последнего времени за родителями сенатора велась, по их словам, тотальная слежка. Возле дома стояла машина с антеннами, постоянно находились какие-то крепкие молодые люди. Однажды – это было в феврале 2015 года – к пожилым супругам подошли двое молодцов и сказали примерно следующее: «Мы знаем, что у вашего сына проблемы. Мы можем их решить. Продайте вашу квартиру за 200 тысяч долларов, тогда от вас и от вашего сына отстанут!» (Квартира стоит на порядок дороже) Это произошло, по словам Валерия Федоровича, после того, как их вызвали к следователю.


Недвижимое имущество родителей Цыбко находилось в то время под арестом – такое решение принял знаменитый Басманный суд Москвы. Следствие подозревает, что московская квартира Нины Андреевны и Валерия Федоровича в Ермолаевском переулке столицы была приобретена ими в феврале 2012 года в том числе на деньги, украденные бывшим главой администрации Озерска Тарасовым и якобы переданные им в виде взятки сенатору Цыбко. В суде родители сенатора подтвердили, что квартира была куплена на их собственные деньги, полученные ими из трех источников: из доходов от вложений в инвестиционный фонд, средств от продажи всего имущества на Урале (квартир, гаражей, дачи) и зарплаты. Все соответствующие справки представлены в суд.

На вопрос адвоката, получали ли они от своего сына в ноябре 2011 – феврале 2012 года крупную сумму денег – 17,5 миллионов рублей либо какую иную, Нина Андреевна и Валерий Федорович заявили, что ни в указанный период, ни в какой другой никаких денег от Константина Цыбко они не получали. Более того, в 2008 году они передали в управление сыну большую часть имеющихся на тот момент в их распоряжении средств – около 50 миллионов рублей, полученных после продажи всей недвижимости на Урале – в Озерске и Екатеринбурге. (Эти деньги находились затем в инвестиционном фонде «Альфа-Капитал») Кроме того, Валерий Федорович регулярно вносил на карточку сына различные суммы – от 50 до 100 тысяч рублей, а порой и больше. За несколько лет, по его словам, общая сумма составила не менее миллиона. Версию следствия о том, что при покупке московской квартиры родителями сенатора могли быть потрачены украденные из ММПКХ Тарасовым деньги, они категорически отвергают, и на то есть документальные доказательства. Наложение ареста на их имущество свидетели считают большой несправедливостью и тяжелым моральным ударом.


Остановимся еще на одном факте, прозвучавшем сегодня в суде. Речь идет о продаже московской квартиры сенатора. Первым потенциальным покупателем, пришедшим в конце февраля 2012 года посмотреть эту квартиру, был губернатор Челябинской области Михаил Юревич, но ему не понравился, по его словам, вид из окна. В начале апреля того же года в квартире появился второй покупатель – Олег Лакницкий, который присматривал приличное жилье для дочери, даже внес аванс, но потом тоже передумал.

Свидетелем возвращения Лакницким аванса стал отец Цыбко. Валерий Федорович рассказал в суде, что утром 6 июля 2012 года ему позвонил сын и попросил приехать к нему, что он и сделал. Далее свидетель показал, что сын встретил его словами «скоро приедет человек, который ранее давал мне аванс, я должен его вернуть». После чего сенатор уехал, а Валерий Федорович навел пока порядок в доме. Часа через полтора-два приехали Цыбко с Лакницким. Затем свидетелю пришлось выйти из квартиры ненадолго, чтобы спуститься открыть дверь в подъезде; вернувшись обратно, он застал Лакницкого, писавшего расписку о получении денег. После этого тот ушел, унося деньги с собой.

Квартиру сенатора потом все-таки продали, но совершенно другому человеку. 


Николай Сандаков, казалось бы, похоронил «дело Цыбко»


15 декабря в Озерском городском суде сторона защиты представила в качестве свидетеля бывшего вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова. Сам он также находился в статусе подсудимого по другому делу, поэтому связь с ним была осуществлена посредством видеоконференции из Советского районного суда города Челябинска.

Если кратко охарактеризовать показания Н.Сандакова одной фразой, то свидетель камня на камне не оставил от версии стороны обвинения, пытающегося доказать получение взятки сенатором Цыбко. Например, одним из основных доказательств вины сенатора является якобы встреча его с Сандаковым и Тарасовым 9 июля 2011 года в ресторане «Грузинский дворик» в селе Кузнецкое – так указано в материалах уголовного дела. Там, как уверял бывший озерский сити-менеджер и бывший зэк Тарасов, проходили переговоры о передаче им денег в качестве взятки. Так вот, в указанный день Сандаков физически не мог кушать шашлык в Кузнечихе, ибо у его старшей дочери был день рождения, и вся его семья находилась на родине его жены в Саткинском районе Челябинской области, на озере Зюраткуль. Справки о его нахождении в гостинице прилагаются.

Самое главное, о чем рассказал свидетель Сандаков - о махинациях следственных органов и о беспрецедентном давлении на него с целью получения «нужной» следствию информации. Теперь уже бывший начальник УФСБ по Челябинской области генерал Ахримеев в ультимативной форме в ноябре 2014 года сказал Сандакову, чтобы тот перестал «поддерживать Цыбко», что уже тогда была дана «сверху» команда на его «травлю».

25 марта 2015 года Сандаков был задержан в Челябинском аэропорту якобы при попытке к бегству. Вице-губернатор намеревался отбыть в служебную командировку, и отнюдь не за границу. Почему его задержали? Сам свидетель говорит так: «Следователь Бедерин в тот же день пояснял, что «либо вы дадите правильные показания (против Цыбко) и пойдете домой, либо будете сидеть…»  Сандаков отказался от этой сомнительной сделки, и отсидел год на тюремных нарах, а сейчас находится под домашним арестом. Видимо, за принципиальность. Содержали бывшего вице-губернатора в самых что ни на есть поганых условиях, в том числе в камере с уголовниками. При этом ему постоянно говорили, что Бедерин «всем все докажет», и трепыхаться нечего. Даже угрожали открытием уголовного дела на семью Сандакова.

Далее – про заявления бизнесмена Лакницкого о даче им якобы взятки сенатору Цыбко. По словам Сандакова, Лакницкий оговорил Цыбко под давлением органов следствия. Ему предъявили проект постановления о возбуждении уголовного дела против его дочери Даши. В обмен на этот документ Лакницкому предложили оговорить Цыбко.


А теперь подробнее. Впервые Николай Сандаков оказался в Озерске в сентябре 2010 года, где в качестве политтехнолога и куратора избирательной компании «Единой России» обеспечил партии власти самый высокий процент по области на выборах депутатов местного Законодательного собрания. Результатом чего стало приглашение Сандакова губернатором Юревичем на работу в качестве первого помощника. С Трофимчуком, главой администрации Озерска в тот период, Сандаков, по его словам, был не просто знаком, но и достаточно близко общался. О конкретных причинах досрочного ухода Трофимчука с должности в марте 2011 года, также как и о его якобы конфликте с сенатором Цыбко свидетелю ничего не известно. С главой Озерска Калининым Сандаков также общался регулярно и довольно тесно: «В Озерске, особенно после ухода Трофимчука, очень остро стоял кадровый вопрос. Катастрофически не хватало грамотных управленцев. По этому и разным другим вопросам Калинин часто обращался ко мне за советом.»


Отвечая на вопросы о Тарасове, свидетель сказал следующее.

«Его мне весной 2011 года отрекомендовал мой знакомый, депутат Госдумы Марсель Юсупов, попросил встретиться, познакомиться. У меня была возможность уделить Тарасову несколько минут, и в кофейне «Бон-бон», в двух шагах от резиденции губернатора, состоялся ни к чему не обязывающий разговор. Тарасов рассказывал, какой он грамотный организатор выборов и успешный депутат Магнитогорской думы, а также просил содействовать его назначению на какую-нибудь должность госслужбы для дальнейшего карьерного роста. Я честно ответил, что я не отдел кадров, поэтому ничем помочь не могу. Чуть позже ко мне обратился глава Магнитогорска Тефтелев и практически в тех же выражениях, что и сам Тарасов, начал рекомендовать его как очень толкового парня. От Юревича и Цыбко по поводу личности Тарасова я никаких рекомендаций и пожеланий не получал никогда.

О том, какой Тарасов «хороший парень», мне стало достоверно известно позже. Когда он, уже будучи сити-менеджером Озерска, участвовал в организации выборов в Госдуму 2011 года, по окончании кампании я попросил его рассчитаться с помощниками – агитаторами, техническими работниками. Я знал, что именно в его распоряжении должны быть средства «партийной кассы». Тарасов заявил: «Денег нет. Я отдал ПЯТЬ миллионов Калинину и Зюсю». Это заявление он при мне повторил потом неоднократно. В моем уголовном деле есть запись слов Тарасова: «Зря я отдал деньги Калинину и Зюсю. Они ничего по выборам не сделали, зато Зюсь купил себе машину и отдохнул за границей». 

Я уже запутался в постоянно меняющихся показаниях Тарасова (да он, я подозреваю, и сам давно запутался): то он «давал Калинину и Зюсю деньги на выборы», то он «брал в долг», то он «давал в долг»…

Следующий вопрос, заданный адвокатом Сандакову, оказался ключевым: «В ходе следствия оказывалось ли на вас давление с чьей-либо стороны в связи с делом Цыбко?». И тут свидетеля как будто прорвало, хотя он продолжал держать себя в руках. 

- Да, давление оказывалось и продолжает оказываться. Считаю, что причиной моего ареста и организации против меня уголовного преследования является мой отказ давать лживые показания против Константина Цыбко. 24 декабря 2014 года старший следователь регионального управления Следственного комитета Тутевич делает запрос начальнику областного УФСБ генералу Ахримееву, в котором говорится об установлении факта встречи в ресторане «Грузинский дворик» меня, Цыбко и Тарасова, на которой мы, якобы, обсуждали получение от Тарасова взятки. С этого документа всё и началось. Инициатором и фактическим исполнителем начала уголовного преследования меня и Цыбко является генерал ФСБ Ахримеев (хочу отметить, что до этого мы с ним часто и по-доброму общались по вопросам государственной службы и взаимной неприязни не испытывали). Мне было предложено дать сфабрикованные показания против Цыбко, после моего отказа Ахримеев в ультимативной форме заявил: «СМИ уже «заряжены», кампания против Цыбко началась. В твоих интересах дать на него показания». Я тактично отказал, Ахримеев заявил: «Смотри, я тебя предупредил…». После этого начались визиты силовиков в кабинеты моих подчиненных и ко мне. Сотрудники областного УФСБ и Следственного комитета не только угрожали, но и объясняли «ситуацию»: «Решение по Цыбко принято на самом верху». И если, мол, его не «закрыть», то сколько народу из «наших» придется посадить!

Когда меня уже начали «прессовать», мне позвонил помощник Лакницкого Мельников и попросил подъехать к тому в коттедж. Лакницкий находился под домашним арестом по сфабрикованному против него делу о взяточничестве. Он выглядел очень подавленным и рассказал мне, что решил дать показания против Цыбко. «Мне в красках описали, что будет с моим бизнесом, со мной. Показали постановление об аресте Даши (дочери Лакницкого). Я решил – пусть будет, как они хотят». Я Олега не виню, и чисто по-человечески его понимаю…»

После отказа дать показания на Цыбко начались «спецмероприятия», имевшие целью сломать упрямого вице-губернатора: его переправляли из камеры в камеру, содержали в антисанитарных условиях в переполненных камерах, в том числе – с уголовниками-рецидивистами, подбрасывали «подсадных уток» для склонения к изменению своего решения. Параллельно на допросах Сандакову, по его словам, ежедневно заявляли, что, мол, нечего хорохориться: Костя сбежит, он тебя первый сдаст, ему 15 лет дадут, он всех накроет, мало не покажется, на твою жену уже готово обвинительное заключение... Сандакова, по его словам, возили к руководителю управления СК Руслану Ибиеву, который заявил ему прямо в глаза: «Против нас никто не рыпается». 

Сандаков заявил, что Ахримеев, Ибиев и отдельные сотрудники правоохранительных органов являются организаторами сфальсифицированного уголовного дела против него и пытаются довести дело до конца. И он очень рад, что впервые представилась возможность открыто и в присутствии СМИ озвучить эту информацию.

Стоит заметить, что блистательная представительница областной прокуратуры советник юстиции Чеблакова во время дачи показаний свидетелем Сандаковым впадала то в бледность, то в красность, и вообще заявила, что не хочет приобщать к делу озвученные материалы от 9 июля 2011 года. 

Сказать, что показания Сандакова произвели впечатление на всех присутствовавших в зале, включая судью – значит, ничего не сказать. Слова этого свидетеля произвели эффект взорвавшейся бомбы. Судья Лисина объявила перерыв в процессе до окончания новогодних каникул. «Маэстро, урежьте марш!»


На встречу, которую «назначило» следствие, так никто и не явился


17 января 2017 года в Озерском городском суде продолжились слушания по делу Константина Цыбко. Речь зашла о дате 9 июля 2011 года. Еще раз напомню, в обвинительном заключении указывается, что именно в этот день в ресторане «Грузинский дворик» в селе Кузнецкое состоялась встреча сенатора Цыбко, первого помощника губернатора Сандакова и главы Озерска Тарасова. Речь на этой трехсторонней встрече шла о передаче взятки Тарасовым сенатору Цыбко. То есть встреча «в верхах» 9 июля является краеугольным камнем, на котором впоследствии выстраивалось обвинение.

При помощи очередного телемоста из Басманного суда Москвы свои показания давала свидетель стороны защиты Кристина Юревич, супруга бывшего губернатора Челябинской области. Она рассказала суду, что под утро 9 июля 2011 года чета Юревичей и Цыбко одним самолетом прилетели из Мюнхена в челябинский аэропорт Баландино, после чего все вместе поехали в поселок Шершни, где находится дом Юревичей. Выспавшись как следует после перелета, вся компания примерно в полдень на автомобиле Юревичей поехала на озеро Увильды в гости на дачу к их знакомому. Весь день сенатор Цыбко провел в этой компании, жарили шашлыки, катались на катере – ну, что люди делают погожим летним днем на дачах? Часов в 10-11 вечера, как показала свидетель, опять же на машине Юревичей компания в том же самом составе поехала обратно в Челябинск, точнее, снова в Шершни, куда добрались уже затемно. То есть сенатор физически не мог быть в тот день, 9 июля 2011 года в селе Кузнецкое.

«Отлучался ли куда-нибудь с дачи Цыбко?» - задала вопрос прокурор. «Нет, он весь день находился с нами на даче, на наших глазах!» - ответила свидетель. «Почему вам запомнилась эта дата: 9 июля?» «Потому что в моем заграничном паспорте стоит отметка за это число, сделанная по прилету в Баландино.»

Было и еще несколько интересных вопросов, как со стороны защиты, так и со стороны обвинения. Так, Кристину Юревич спросили, в каких отношениях находились ее муж, в то время губернатор и Цыбко. «В дружеских, - ответила свидетель.» «А сейчас?» «Тоже в дружеских, просто редко видимся…»

«Соответствует ли действительности сведения о том, что сенатор Цыбко дарил вам роскошный автомобиль «Остин-Мартин»?» «Нет, никто мне автомобилей не дарил!» (Опять же в скобках скажем, что «перл» про «Остин-Мартин» принадлежит Тарасову. Соврал, как всегда)


Далее речь зашла о местонахождении второго гипотетического участника встречи в «Грузинском дворике» - Сандакове. В суде была представлена справка о том, что он вместе с семьей 9-11 июля 2011 года проживал в туристическом комплексе «Экопарк» на берегу озера Зюраткуль в Саткинском районе, а стало быть, также физически не мог находиться в селе Кузнецкое. Справка также приобщена к делу.

Вы будете смеяться, но и третий участник той предполагаемой встречи Тарасов, согласно показаниям его же водителя, данным им ранее в суде, 9 июля находился в районе Новогорного, и тоже ни в какой «Грузинский дворик» не собирался.


Таким образом, если не признавать за всеми вышеперечисленными гражданами способности к мгновенной и полной телепортации, следует признать, что никто из них на встрече 9 июля 2011 года не был, а стало быть, и сама встреча существует только в воображении следствия.


От Озерска до самых до окраин (до Израиля)


На следующий день на процессе по делу Цыбко опять посредством видеоконференции с Басманным судом столицы свои показания давал свидетель Марсель Юсупов, бывший депутат Государственной Думы двух последних созывов.

Показания свидетеля мало что добавили к общей картине. Юсупов сообщил суду, что ему ничего не известно об обстоятельствах назначения на должность главы администрации Озерска Тарасова, которого он и видел-то всего один раз. Про Тарасова сенатору Цыбко свидетель ничего не говорил и не собирался этого делать. За судьбой бывшего озерского сити-менеджера Юсупов не следил и вспомнил о Тарасове только тогда, когда из прессы узнал о его аресте. Таким образом, свидетель также опроверг показания Тарасова о роли сенатора Цыбко в его (Тарасова) назначении на должность.


Значительно больший интерес вызвало ходатайство стороны защиты о привлечении в качестве свидетеля бывшего губернатора Челябинской области Михаила Юревича. Он находился в то время на лечении в Израиле, но высказал желание дать показания в Озерском городском суде в качестве свидетеля - также посредством организации видеоконференции. Об этом Юревич изложил в своем обращении к суду. В этом же обращении экс-губернатор указал, что рекомендацию Тарасову для назначения на должность главы администрации Озерска дал тогдашний глава Магнитогорска и личный друг Тарасова Тефтелев (ныне глава Челябинска). Об этом, а также обо всех обстоятельствах своего общения с бизнесменом Лакницким, равно как и о других обстоятельствах, интересующих суд, Юревич хочет рассказать в ходе своего допроса. Предполагалось, что суд должен будет в самое ближайшее время начать через Министерство юстиции процедуру организации телемоста с Израилем. Однако допрос ключевого свидетеля так и не состоялся. Об этом расскажем позже…


Как оказаться одновременно в двух местах


Следующим свидетелем стороны защиты выступил один из бывших организаторов цепочки обналичивания похищенных в 2011-2012 годах из ММПКХ денег житель Магнитогорска Валерий Зуев. Как он сам пояснил свою роль в этом деле, он «представил несколько юридических лиц для заключения с ними фиктивных договоров и последующего обналичивания похищенных в муниципальном предприятии денег» под предлогом разработки схемы теплоснабжения Озерска. Зуев лично не знал ни Цыбко, ни Тарасова, зато был хорошо знаком с тарасовским заместителем Гуниным, хотя, по его словам, и «не поддерживал с ним отношения».

Всего, как сообщил суду свидетель, ведший подробный учет всех проходящих через его руки денег, он обналичил и передал другим фигурантам этого дела – заместителю главы администрации Озерска Валентину Гунину и другой пособнице в совершении этого преступления – также жительнице Магнитогорска Ларисе Разенковой – денег на общую сумму 20 миллионов 546 тысяч 800 рублей. Себе оставлял всего 0,5% от суммы безнала. Все эти деньги были похищены из ММПКХ в период с 30 ноября 2011 года по 3 марта 2012 года и переданы двум вышеуказанным лицам, примерно по половине суммы каждому. Дальнейшую судьбу этих денег Зуев не знает.


Впрочем, для нас наиболее интересны следующие показания свидетеля. Первый «транш» из похищенных из ММПКХ средств он передал 30 ноября 2011 года в Магнитогорске Разенковой в ее же квартире. А вот две следующих части украденного Зуев лично передавал Гунину, и было это при следующих обстоятельствах.

В ночь со 2 на 3 декабря 2011-го у автозаправочной станции в районе Шершней обналичник Зуев передал Гунину 7,150 млн. рублей.

Затем, в ночь с 3 на 4 декабря оба персонажа встретились на автодороге, соединяющей город Верхнеуральск с селом Уйское, примерно в 20 километрах от последнего населенного пункта, где Гунин получил еще полтора миллиона.

Заметьте, место ночной встречи двух контрагентов находится примерно в двух с половиной сотнях километров от Озерска. В это же самое время, то есть поздно вечером 3 декабря, если верить словам все того же Гунина, сказанным им на суде, он – по поручению Тарасова – вышел из здания администрации Озерска и положил в машину сенатора Цыбко, припаркованную возле здания, сверток с деньгами, то бишь взятку. Если исключить возможность Гунина к раздвоению личности, придется признать, что будь он трижды Шумахером, преодолеть расстояние между Верхнеуральском и Озерском за полчаса он никак не мог. К тому же сенатор в одиннадцатом часу вечера того же дня 3 декабря находился в одном из отелей Екатеринбурга, так что передача ему денег не могла состояться в принципе. Все это подтверждают данные геолокации телефонов.


И вновь о гетерах полковника Калинина


Внимательные читатели помнят рассказ о том, как глава Озерска Александр Калинин устроил экскурсию в наше ЗАТО девушке Анне из Екатеринбурга в начале декабря 2011 года. И вот на процессе свои показания посредством видеоконференции из Екатеринбурга дала свидетель Анна С., та самая таинственная ночная гостья.

Свидетель рассказала, что несколько лет назад она посетила закрытый город Озерск, в котором ни до, ни после этого случая ей бывать не приходилось, и пропуска в который у нее, разумеется, нет. (Точную дату она вспомнить не могла, но в суде ранее было установлено, что это было в ночь на 2 декабря 2011-го) Анна пояснила суду, что однажды вечером ей позвонил сенатор Константин Цыбко и попросил ее составить компанию в ресторане небольшой озерской делегации. Девушка согласилась и, приехав через некоторое время в указанный ресторан, увидела сенатора в компании двух людей. Тот, «что постарше», оказался мэром Озерска, а второй, помоложе – его «помощником» (мы знаем, что это был глава администрации Тарасов). За давностью лет имена и фамилии своих собеседников Анна не помнит. 

В процессе непринужденной светской беседы «мэр» уговорил девушку посетить Озерск. Заехав по дороге к себе домой «за вещами» и паспортом, она затем на служебной машине администрации ОГО в компании Калинина, Тарасова и Цыбко поехала в Озерск. К городу подъехали уже ночью. Как показала свидетель, «мэр» провел ее через КПП по ее паспорту, после чего ее довезли до гостиницы (ведомственная «маяковская»), в которой она и заселилась. Сенатор также остановился в этой гостинице.

Наутро, как рассказывает Анна, в номер к ней стали стучать, сказав, что посторонним нельзя здесь находиться, и часов в 9-10 утра гостья перебралась в другой отель то ли на служебной машине, то ли на такси. Сам Цыбко, по словам свидетеля, уехал на встречу с избирателями. (Напомним, что дело происходило накануне выборов в Госдуму) А вскоре за Анной приехала служебная машина с водителем и повезла ее в здание горадминистрации. Там она находилась в общей сложности часа два-два с половиной. Сначала полчаса провела в кабинете «помощника» (Тарасова), где они беседовали, тот рассказывал про Озерск, карту города показывал. Затем оставшееся время гостья провела в приемной «помощника», где они с его секретарем пили чай и разговаривали.

После этого Анну повезли в ресторан на обед («судя по интерьеру, это был охотничий ресторан»). Тарасов, его секретарь и гостья провели в этом заведении, по словам свидетеля, примерно два часа, затем к ним подъехал сенатор Цыбко – видимо, после встреч с избирателями. После чего в сопровождении сенатора Анна заехала в гостиницу за своими вещами, а затем доехала до КПП. Что делал сенатор потом, свидетель не знает. На КПП ее встретил «мэр» (Калинин), вновь провел по ее паспорту через КПП, усадил в свою служебную машину и отправил со своим же водителем обратно в стольный град Екатеринбург. (Интересно, что на своем допросе в суде в прошлом году Калинин заявил, что не знает, что делала Анна в Озерске на следующий день и как она уехала. Поразительная забывчивость у старого чекиста!)

Помимо прочего свидетель заявила, что в руках Цыбко за все два дня их общения не помнит ни чемодана, ни какой-либо объемной сумки. Напомним, что, по версии Тарасова, он как раз таки положил «первую партию взятки» в чемодан сенатора буквально на следующий день. Но это так, к слову.

Конечно, можно улыбнуться всей вышеописанной истории. Однако Анне, видимо, было не до смеха, когда весной 2016 года ее вызвали в местное Управление ФСБ и задали несколько вопросов, касающихся ее поездки в Озерск. Заметьте, вызвали не четыре года назад, а только в 2016-м. Видимо, потому, что история с «гетерами полковника Калинина» именно тогда пошла в народ. Впрочем, это только наши предположения…

Продолжение следует…



    1. 27 июня 2018 05:30 гость27 июня 2018 05:30

      Книги любите? Поставите на полку, будете перечитывать долгими зимними вечерами? Пушкина читайте, полезней для головы. А эти "фантазии Веснухина" одноразовое чтение.

      Ответить
    2. 26 июня 2018 15:15 гость26 июня 2018 15:15

      Облечь бы всё это в книжный переплёт, да издать. Жаль, что спонсора в этой бедной стране не найти.

      Ответить

Добавить комментарий

показать все комментарии