Самый закрытый из всех громких процессов. Часть четвертая

Гетеры полковника Калинина-2


После непродолжительного перерыва 24 мая 2016 года в Озерском городском суде возобновился процесс по делу Цыбко. Первое, что бросилось в глаза всем присутствующим на заседании – это появление еще одного, уже третьего представителя стороны обвинения на прокурорской скамье. К представительницам прекрасного пола Галине Чеблаковой из прокуратуры Челябинской области и Любови Шишкиной из прокуратуры озерской добавился еще прокурор-мужчина с погонами полковника (то бишь старшего советника юстиции).

В начале заседания адвокат бывшего сенатора Коваленко заявил, что его подзащитный хочет дать показания по итогам допроса свидетелей Сылько и Калинина. Сторона обвинения выступила против этого, так как, по их словам, подсудимый фактически дает оценку выступлениям свидетелей и ведет дело к затягиванию процесса. На что адвокат пояснил, что Цыбко лишь дает показания по тем же самым обстоятельствам, по которым давали свои показания упомянутые свидетели, и напомнил о праве подсудимого давать показания на любой стадии процесса. Суд удовлетворил просьбу стороны защиты. Далее тезисно приводим выступление экс-сенатора Цыбко.


- Я никогда после увольнения Трофимчука и до избрания главой администрации ОГО Тарасова не встречался со свидетелем Калининым. Я вообще не знаком с членом конкурсной комиссии Токием, не встречался и не общался с ним. Я не общался с зам. председателя Заксобрания области Карликановым в период как минимум за месяц до отставки Трофимчука и в течение нескольких последующих месяцев. Я не знаю никаких должностных лиц, якобы назначенных в Озерске с моей подачи, не знаю, не видел их и никаких действий по их назначению не принимал.


- В декабре 2011 года была достаточно острая ситуация с принятием бюджета. Существовало решение как на федеральном, так и на областном уровнях, что бюджеты муниципалитетов должны быть бездефицитными, максимальный уровень дефицита – 3 процента, и то, если существуют источники покрытия этой суммы. А бюджет Озерска принимался с дефицитом примерно 8,5 процентов, и без всяких предполагаемых источников его покрытия. Как только прошла информация о том, что Собрание депутатов ОГО планирует ввести третью освобожденную (и оплачиваемую из бюджета) должность, я позвонил Сылько и поинтересовался у нее, насколько нужна эта должность в условиях бюджетного дефицита.

Что касается почетных граждан Озерска, то речь шла о том, чтобы хотя бы не увеличивать их количество. (А их и так был 141 человек на 90-тысячный город) Я предложил не распространять льготы на вновь назначенных почетных граждан, сохранив при этом льготы уже существующим.


Далее возвращаемся к теме таинственного визита в ЗАТО город Озерск жительницы Екатеринбурга Анны С., о которой мы вам рассказывали выше в главе «Гетеры полковника Калинина?». Сам экс-глава Озерска, давая показания в суде, заявил, что это Цыбко попросил его завести в Озерск свою «помощницу», на которую, якобы, он не успел оформить пропуск. По словам Калинина, он, находясь с сенатором в Екатеринбурге, позвонил в отдел режима и договорился о том, что даму впустят в город. Это произошло поздним вечером 1 декабря 2011 года. Причем, по версии гражданина Калинина, они с тогдашним главой администрации Тарасовым ездили на встречу с сенатором для того, чтобы попросить того (внимание!) «остановить поток нападок в прессе на город». 

Теперь расскажем о том, как все было на самом деле, по словам Цыбко.


Итак, 1 декабря 2011 года Калинин вместе с Тарасовым действительно встретились в Екатеринбурге с Цыбко. Только приехали «отцы города» не на переговоры с сенатором, а на церемонию вручения региональных премий в зале отеля «Хайятт». Причем премии по региону «Урал-Сибирь» вручались в тот день различным политическим деятелям по различным же номинациям. В частности, главе Озерска Александру Алексеевичу Калинину вручалась премия как руководителю муниципалитета, в адрес которого в течение года не было в СМИ не одной критической публикации! (Напомним, лауреат премии Калинин ездил, по его словам, чтобы «остановить поток нападок в прессе») Церемония награждения началась в 19.30, на ней и встретились мэр Калинин и сенатор Цыбко, который также являлся лауреатом премии по другой номинации. 


Мероприятие было долгим, Калинин с сопровождавшим его Тарсовым и Цыбко ушли чуть раньше его окончания и направились в ресторан «Асадо» (было около десяти вечера). И был столик, и были элитные вина стоимостью и по 8, и по 11 тысяч за бутылку. Вкушая один из понравившихся ему сортов вина, глава ОГО, в шутку, конечно, заметил, что не худо бы их мужскую компанию разбавить дамами. Сенатор, как человек молодой, холостой и хорошо знавший екатеринбургский истеблишмент, позвонил своей знакомой Анне С., руководителю одного из городских учреждений и дамой, периодически появлявшейся на обложках глянцевых журналов. Через некоторое время она подъехала к отдыхающим и составила-таки им компанию.

Надо отдать должное Калиниу: он был воодушевлен полученной премией, был весел и учтив, говорил тосты и рассказывал случаи из истории своей работы в органах. А потом завел речь об Озерске и уговорил даму поехать посмотреть закрытый город, в котором та никогда не была. Разумеется, в полночь звонить в отдел режима галантный мэр не стал, а просто предложил очаровательной собеседнице заехать к ней домой за паспортом и махнуть всей компанией в Озерск.

При этом сенатор Цыбко не собирался тотчас ехать в город, хотя на другой день в рамках предвыборной кампании «ЕР» у него, по просьбе «Росатома», была запланирована встреча с работниками ПО «Маяк», но во второй половине дня. Калинин предложил ему ехать сегодня, сейчас. Короче, заехали к Анне домой за паспортом и направились в сторону Озерска. На переднем сиденье рядом с водителем сидел Цыбко, на заднем – Калинин, девушка Анна и спящий нетрезвый Тарасов, который мало что уже соображал. Ехали на машине администрации Озерска, поскольку у сенатора своего транспорта не было.

Приехали к КПП далеко за полночь. Поскольку у Цыбко был пропуск в город, он остался в машине. Калинин же с гостьей пошли через КПП. Как уж там он ее провел, никто не знает, но провел. Потом вся честная (ударение на последнем слоге) компания добралась до ведомственной гостиницы «Маяка» на ул. Архипова. После чего Цыбко, Калинин и ночная гостья дошли до номера сенатора.


Дальше рассказывать Цыбко отказался, ибо это, по его словам, было бы неэтично по отношению к самому же Калинину. Если у суда будут вопросы, он может вызвать в качестве свидетеля Анну С.


После окончания выступления бывшего сенатора сторона обвинения вновь попросила занять место на трибуне свидетеля Калинина. (Кстати, он никуда и не уходил после своего допроса, попросившись у суда остаться слушателем на процессе) Естественно, экс-глава с негодованием отверг все то, что говорил Цыбко, и подтвердил все свои показания, данные им в суде ранее, хотя они и входят, как показали факты, в противоречие с объективной реальностью.


Сергей Зюсь: «Не надо вести меня, как барана на заклание»


После завершения длившегося неделю допроса свидетеля Калинина в Озерский городской суд был вызван еще один из основных свидетелей обвинения – начальник информационно-аналитического отдела Собрания депутатов Сергей Зюсь. Допрос его занял два дня.

Речь данного свидетеля по содержанию и тональности мало чем отличалась от того, что суд уже не раз слышал из уст Трофимчука, Сылько, Калинина. Тот же дежурный набор упреков в адрес бывшего сенатора Цыбко в дешевом пиаре и популизме, в даче невыполненных им впоследствии предвыборных обещаний, в том, что лез управлять городом, что с его подачи убрали Трофимчука и поставили Тарасова и т. п. 

Но нам с вами, разумеется, больше интересен вопрос о деньгах. Так вот, отвечая на вопрос прокурора, Зюсь заявил, что дал в долг главе администрации Тарасову миллион рублей на лечение по просьбе последнего, поскольку Тарасов выглядел больным. Деньги у свидетеля были, так как он, так же, как и его патрон Калинин, планировал поменять автомашину. Тема была продолжена и творчески развита адвокатом экс-сенатора Коваленко. Ниже приводим самые интересные фрагменты его допроса свидетеля.


Адвокат. Вы говорили, что дали Тарасову деньги в долг, потому что он выглядел больным, и ему нужна была операция. Вы не интересовались, ездил ли он на операцию за границу?

Зюсь. Нет, не интересовался.

Адвокат. Вы говорили, что деньги у вас были, потому что намеревались купить машину. Вы ее купили?

Зюсь. Да, купил.

Адвокат. Когда это было, что за машина, какова ее стоимость?

Зюсь. В начале 2012 года, «Опель-Астра», стоила примерно 700-800 тысяч.

Адвокат. Вы сразу купили ее или в рассрочку? И где купили?

Зюсь. Сразу. Купил, не помню точно где, в Челябинске.

Адвокат. Вы говорили, что давали в долг ваши личные сбережения. Каков был ваш доход в 2010-2011 годах?

Зюсь. Когда работал советником главы ОГО, порядка 25 тысяч рублей в месяц, плюс премии.

Адвокат. А когда стали работать начальником отдела (с лета 2011 г.)?

Зюсь. Точно не могу сказать. Примерно 30-35 тысяч плюс премии.

Адвокат. Тарасов, как вы сказали, вернул вам долг в феврале-марте 2012 года. Где и как это было?

Зюсь. В администрации. Точно не помню, то ли я к нему зашел, то ли он ко мне.

Адвокат. Тарасов писал вам расписку, там был срок возврата долга?

Зюсь. Расписку написал с текстом примерно таким: «Я, такой-то, взял в долг сумму в один миллион рублей и обязуюсь ее вернуть.» Срока указано не было.

Адвокат. Где вы хранили расписку?

Зюсь. Не помню, дома где-то лежала.

Адвокат. Декларировали ли вы, как муниципальный служащий, в декларации за 2012 год сведения об обязательствах имущественного характера, а именно, тот факт, что вы дали деньги в долг?

Зюсь. Насколько я помню, нет.

Адвокат. Где вы получили деньги от Гунина для передачи их Калинину?

Зюсь. Я денег не видел. Там была то ли папка, то ли пакет с деньгами. Я внутрь не заглядывал.

Адвокат. А почему вы тогда знали, что там деньги?

Зюсь. И Гунин, и Тарасов об этом сказали.

Адвокат. Где Гунин передал вам пакет?

Зюсь. По-моему, занес в мой кабинет.

Адвокат. Когда вы передали Калинину пакет?

Зюсь. В тот же день, через какое время, не помню.

Адвокат. А где был Тарасов в день передачи денег?

Зюсь. Не знаю.


После чего адвокат Коваленко попросил огласить фрагмент телефонного разговора от 3 декабря 2011 года между Тарасовым и Зюсем. Итак, Тарасов звонит Зюсю и говорит: «Ну, ты зайди там к этому… Он от меня выехал, повез… Сегодня ночью не спал, то один груз встретить, то другой, там же все частями, понимаешь?» На что собеседник понимающе замечает: «А, там все по кусочкам!..»


Адвокат. О чем идет речь, что повез? Понимаете?

Зюсь. Смутно. Тарасов вообще любил поговорить по телефону, иногда ни о чем, в том числе и ночью. В таких случаях лучше не возражать, а поддакивать, быстрее закончит разговор…

Адвокат. А это – «там же все частями», «все по кусочкам».

Зюсь. Не надо вести меня, как барана на заклание. Тарасов говорил, что у него есть несколько бизнесов, и занимал деньги, чтобы «перехватиться». Об этом, как я понимаю, и шла речь.

Адвокат. Допрашивали ли вас в качестве свидетеля по делу Гунина и Тарасова?

Зюсь. Нет.

Адвокат. Вас дважды допрашивали по делу Цыбко. В ходе первого допроса сообщали ли вы о факте дачи взаймы денег Тарасову?

Зюсь. По-моему, нет. Меня об этом не спрашивали…


После того, как вопросы у адвоката закончились, сам подсудимый также задал несколько вопросов Зюсю. В частности, такой: «Соответствуют ли действительности данные поданных вами деклараций о доходах в 2010 и 2011 годах?» Свидетель ответил утвердительно. (В 2011 году доход Зюся составил, по официальным данным, 423,5 тыс. руб., что, тем не менее, позволило ему дать в долг из собственных заработанных денег миллион рублей)


Буквально через день после окончания допроса свидетеля Зюся в зале суда был допрошен свидитель Сергей П., который работал водителем служебной машины Тарасова. Был озвучен любопытный разговор между ним и его шефом, главой администрации Тарасовым о передаче денег нашему старому знакомому Зюсю. Свидетель пояснил, что по поручению Тарасова вечером 6 марта 2012 года он поехал из Магнитогорска в Озерск (путь неблизкий!), чтобы передать Зюсю пакет с деньгами. Добрался водитель до Озерска уже часов в двенадцать - начале первого ночи. Подъезжая к городу, позвонил Зюсю, чтобы тот встречал груз, сказал, что скоро подъедет к его дому в 15-м микрорайоне. Доехав до дома адресата, свидетель увидел ожидавшего его у подъезда помощника Калинина и передал ему пакет. 

На вопрос адвоката, что это за деньги, свидетель сказал, что не знает, Тарасов сказал ему передать пакет с деньгами Зюсю, не объясняя ничего, что он и сделал, а затем доложил главе администрации, что его поручение выполнено. Видимо, Зюсь, добрая и бескорыстная душа, еще раз дал в долг Тарасову, а теперь просто получил назад свои кровные...


Миллионом больше, миллионом меньше…


Далее суд попытался выяснить, какую все-таки сумму дал Тарасову в долг в 2011 году озерский предприниматель Сергей Степанов и при каких обстоятельствах. Вначале в зале суда предстала Оксана Н., работавшая в то время заместителем директора по экономике и финансам компании, основным учредителем которой являлся С.Степанов. 

На вопросы прокурора свидетель пояснила, что Тарасов брал деньги взаймы у Степанова. Сам же Сергей Сергеевич и попросил ее взять эти деньги из кассы – точнее, из сейфа, где они хранились. Ключи от этого сейфа были только у нее и у самого Степанова.  Свидетель, по ее словам, достала деньги из сейфа и передала их Степанову. При каких обстоятельствах тот передал эту сумму Тарасову, она не знает. Срок, на который занимались деньги, был небольшим – не более месяца. На какие цели давался займ Тарасову, она также не знает, слышала только «что-то про торговый центр».

Назвать точную сумму занятых денег Н. не смогла: больше миллиона, точнее не помнит. Но и больше двух миллионов также быть не могло – просто потому, что больше денег в сейфе не было. Возвращал долг зам главы администрации Гунин, приехал в офис и передал деньги, скорее всего, в пакете, деталей уже не помнит. Контактировала свидетель только с Гуниным, с Тарасовым не общалась.

После этого настала очередь задавать вопросы стороне защиты. Первым делом адвокат Коваленко поинтересовался происхождением денег из сейфа. «Это личные деньги Сергея Сергеевича», - был ответ. После того, как Гунин вернул деньги, свидетель, по ее словам, либо положила их в сейф, либо отдала Степанову. Соответствовала ли возвращенная сумма той, что была отдана в долг, она сказать затрудняется. Источник происхождения этих денег не знает.


Далее сторона защиты попросила зачитать телефонный разговор между Н. и Гуниным, произошедший 14 декабря 2011 года, в ходе которого последний говорит своей собеседнице: «Я помню про 15-е число. Картотеку с ММПКХ завтра снимают… Пенсионка по нам выстрелила, не оплачено оказалось семь миллионов. То есть деньги, которые были приготовлены к переводу, все ушли…»


Адвокат. Вы понимаете, о чем идет речь в этом разговоре?

Свидетель. Не понимаю. Я не слышала, я его даже не слушала. Мне главное было, чтобы деньги вовремя вернулись.


Следующий разговор от 26 декабря 2011 года. Гунин: «Я какую-то часть привезу сегодня, завтра утром передам…»


Адвокат. Передавал ли вам Гунин деньги на следующий день?

Свидетель. Не помню.


Звонок от Гунина на следующий день, 27 декабря 2011 года в 10.50: «Я, наверное, через часик в вашу сторону выдвинусь…»


Адвокат. О чем это, приехал Гунин к вам?

Свидетель. Не помню.


А через пару часов в зале суда примерно на те же вопросы отвечал сам Сергей Степанов, ныне пенсионер, а в то время – исполнительный директор компании УМПК, ранее работавший в проектном институте ВНИПИЭТ. Сергей Сергеевич пояснил, что помогал иногда главе администрации Тарасову консультациями по техническим вопросам городского хозяйства. Кто и как их познакомил, свидетель не помнит. Тарасов, по его словам, в конце лета-осенью 2011 года попросил его на короткое время – максимум на месяц – дать ему взаймы деньги на личные цели. Просил на покупку автомашины.

(Какой же все-таки Тарасов креативный человек – у Калинина и Зюся просил деньги на операцию, свидетель Оксана Н. «слышала» о торговом центре, а тут всплыла уже и машина)

Сколько именно Степанов дал денег взаймы, он, как и предыдущий свидетель, сказать точно не смог, так как не помнит, но примерно три миллиона. (Напомним, свидетель Н. чуть ранее говорила, что денег никак не могло быть больше двух миллионов, так как больше в сейфе и не было


Далее Степанов заявил: «Мои деньги хранились в сейфе, я дал задание Оксане, она и отдавала эти деньги, и получала обратно, я их даже не трогал.» (Напомним, что свидетель Н. опять же ранее говорила, что достала из сейфа деньги и передала их Степанову) Когда именно Тарасову была передана сумма, размер которой так и остается неясен, свидетель также не вспомнил.

Адвокат Коваленко попросил огласить показания свидетеля, данные им в ходе допроса на предварительном следствии, что и было сделано.


Следователь. Давали ли вы в долг Тарасову деньги?

Степанов. Да, давал.

Следователь. Когда, в какой сумме и для каких целей?

Степанов. В октябре-ноябре 2011 года для покупки машины. Сумму назвать затрудняюсь.

Следователь. Тарасов говорит, что занимал у вас три миллиона.

Степанов. Значит, так и было. У меня нет поводов не доверять ему.


Свидетель подтвердил свою подпись под протоколом допроса, а по поводу озвученной суммы займа заявил, что, раз все деньги были получены обратно полностью, он не забивает голову подобными мелочами. Действительно, миллионом больше, миллионом меньше. Какая разница?


Озерском управляли сразу два члена ОПГ?


В первый день лета 2016 года в зале суда был допрошен известный озерский предприниматель, неоднократно уже упоминавшийся выше, Игорь Литовкин. Он рассказал суду много про короткую, но яркую «эпоху Тарасова». Самым ошеломительным его заявлением стало следующее. 


Оказывается, по словам свидетеля, глава Озерска Калинин перед назначением Тарасова на должность главы администрации дал Литовкину прочитать некий документ с оперативной информацией соответствующих органов на Тарасова. Из этого документа следовало, что тот являлся членом организованной преступной группировки, к тому же у него не было опыта работы на руководящих должностях и специального образования. Калинин, как рассказывает свидетель, спросил у него: «Как можно ставить такого человека во власть?»


Тем не менее, Тарасов стал главой администрации Озерска. Как такой человек мог попасть в ЗАТО, да еще на руководящую должность? Без лоббирования – никак. И лоббистом этим, по мнению Литовкина, являлся сенатор Цыбко.

(Кстати, а с чего это Калинин вдруг так встревожился? Мы-то с вами прекрасно помним, что он сам являлся членом организованной преступной группы)


Другим важным заявлением Литовкина стали его слова о том, что он на финансирование предвыборной кампании «Единой России» в 2010 году передал Цыбко 6 миллионов рублей. (О том, что основным спонсором «ЕР» на тех выборах был Литовкин, суду еще две недели назад рассказал Калинин)


Далее выступление Литовкина касалось в основном темы строительного бизнеса, в первую очередь проведения аукциона по продаже права аренды земельного участка под застройку и последующего возведения там торгового центра. Как, должно быть, помнят наши читатели, фирма Литовкина также участвовала в этом конкурсе. Аукцион на право застройки, напомним, выиграла компания Лакницкого, заплатив городу 122 миллиона рублей. Свидетель пожаловался на нарушения, допущенные в ходе организации и проведения аукциона администрацией Тарасова.

Настала очередь задавать вопросы стороне защиты, что и сделал адвокат экс-сенатора Коваленко. Вот несколько самых интересных вопросов-ответов.


Адвокат. Какие конкретные действия К.Цыбко по избранию главой администрации Е.Тарасова вы можете назвать?

Литовкин. Нет, не знаю. Могу только судить по словам Калинина и Сылько.

Адвокат. Расскажите подробнее про оперативную информацию про Тарасова. Что это за документ?

Литовкин. Заголовок не могу вспомнить. Но там четко написано про Тарасова, про его участие в ОПГ с захватом человека и его удержанием.

Адвокат. Это был документ на официальном бланке?

Литовкин. Нет, не на официальном, название и подпись – не помню.

Адвокат. Известны ли вам действия Цыбко, которые, учитывая его авторитет как сенатора либо дружбу с губернатором, повлияли на итоги аукциона по продаже земельного участка цветочного хозяйства?

Литовкин. Нет, не известны. Но мое мнение, что Тарасов – ставленник Цыбко.

Адвокат. Известны ли вам решения судов о незаконности признания результатов аукциона?

Литовкин. Прокуратура пыталась это сделать, но результатов я не знаю.

Адвокат. А вы что хотели сделать с этим участком?

Литовкин. Тоже хотел купить земельный участок и построить торговый центр.

Адвокат. Вы оспаривали итоги аукциона?

Литовкин. Я лично нет, думаю, моя компания оспаривала. Но если решение мне неизвестно, значит, итоги аукциона остались в силе.

Адвокат. Когда вы передали деньги на предвыборную кампанию?

Литовкин. В июле 2010 года, накануне избирательной кампании.

Адвокат. И какова дальнейшая судьба этих денег?

Литовкин. Деньги потихоньку тратились на различные мероприятия.


Давать деньги на выборы «черным налом» - явное нарушение закона. Впоследствии экс-сенатор в ходе процесса выступил с опровержением этой информации. О документе с «оперативной информацией» сказать более нечего, ибо ни подтвердить, ни опровергнуть слова свидетеля никому не удалось. 


По Качану!


Следующим заметным свидетелем стороны обвинения, приглашенном дать показания в суде, стал бывший депутат городского Собрания Озерска в 2010-2013 годах, а затем глава администрации в 2013-2015 годах Павел Качан. Он подтвердил, что Цыбко приложил руку и к уходу Трофимчука, и к назначению его преемником Тарасова, и к заходу в Озерск компании магнитогорца Лакницкого. Правда, практически всю информацию об этом Качан почерпнул со слов Калинина, Тарасова и из кулуарных бесед коллег-депутатов.


Качан, занимая два года пост главы администрации Озерска, имел больше контактов с Цыбко, чем многие другие свидетели. Свидетель поведал суду о двух весьма насыщенных встречах, связанных с поездкой самого Качана в Москву на форум, посвященный вопросам системы водоснабжения, и упомянул о многочисленных телефонных разговорах с сенатором. Например, в одном из них, состоявшемся 26 декабря 2013 года, Цыбко, по словам Качана, в достаточно эмоциональной форме высказывал свое недовольство затягиванием процесса согласования документов на строительство торгово-развлекательного центра фирмой Лакницкого. Сторона обвинения выразила желание зачитать суду запись прослушки этой беседы.


Вот здесь следует сделать небольшую паузу. Во-первых, 2013-й год в инкриминируемый экс-сенатору период ну никак не входит. Во-вторых… И об этом тут же заинтересованно спросил адвокат Коваленко: «А что, разве есть запись прослушки?». На утвердительный ответ защитник сообщил, что на дату телефонного разговора, то есть 26 декабря 2013 года, на Качана никаких уголовных дел заведено не было, а на возбуждение дела против Цыбко поступил отказ. (Дата начала уголовного дела против Цыбко – 17 января 2014 года) Значит, в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, протоколы прослушки должны были быть уничтожены по прошествии шести месяцев по решению суда. Если такового не произошло, то это является грубейшим нарушением закона органами следствия, а материалы прослушки не могут использоваться в качестве материалов в суде. Хотя, подчеркнул Коваленко, по содержанию разговора сторона защиты возражений не имеет.

Судья Лисина, спросив свидетеля, не против ли он, разрешила огласить документ. Ничего сверхъестественного разговор не содержал. Наоборот, идет активное обсуждение темы коррупции в органах власти Озерска.


Цыбко: Мы-то знаем, что в администрации осталось немало подельников Тарасова. Есть видео, прослушки, протоколы допросов. Есть вся информация, куда ушли деньги, похищенные в ММПКХ. Там есть и про Калинина, и про Зюся. Я тебе потом все покажу… 

Качан: Да я вам верю на слово…

Цыбко: Мы все это опубликуем, передадим в генпрокуратуру и полпреду президента. Будем инициировать уголовные дела. Кстати, как там идет взыскание двухсот миллионов по Чернышеву (бывший мэр Озерска, осужденный за хищение более 200 миллионов) и остальным?

Качан: Пока никак. Имущества-то нет.

Цыбко: Ну да, дали возможность переписать имущество, а бюджет города в пролете.

«Да, он обвинял администрацию в несвоевременном обращении по взысканию 23 миллионов с Тарасова и Гунина. Но их уголовные дела были выведены в отдельное судопроизводство, и нам было рекомендовано отозвать иск. Потом мы его возобновили», - пояснил Качан. 

Прокурор. «А что касается Чернышева?»

Качан. Это месть Цыбко за отца. Когда Чернышев был главой города, Цыбко-старший был уволен за нарушение должностных полномочий. А Цыбко в ходе предвыборной кампании в Заксобрание публично обещал Чернышева посадить.

Прокурор. Так в чем конкретно в телефонном разговоре заключается месть Цыбко?»

Качан. В том, что он интересуется, почему не взыскиваются похищенные Чернышевым 200 миллионов.


Дальше была озвучена еще одна прослушка - телефонный разговор между сити-менеджером Озерска Качаном и Лакницким, который состоялся в тот же день, 26 декабря 2013 года. Стороны обсуждают трудности прохождения по инстанциям разрешительной документации на строительство торгово-развлекательного центра в Озерске. Как пояснил Качан, тот факт, что Цыбко позвонил ему практически сразу после разговора с Лакницким, и свидетельствует о наличии давления со стороны Цыбко. Просьбы адвоката указать конкретное место в разговоре, где сенатор, который говорит о недопустимости преференции кому-либо, требует срочно оформить все разрешение для Лакницкого, так и не увенчались успехом. «Я говорю о том, как лично я воспринял этот звонок Цыбко, – именно для того, чтобы ускорить выдачу документации», – объяснял Качан. «То есть это ваше восприятие действительности?» – попытался сформулировать мысли собеседника адвокат. «Да», – сказал, как отрезал Качан.

Родителям Цыбко угрожали черные риэлторы.


Следующее заседание Озерского городского суда по делу Цыбко было посвящено рассмотрению вопроса о продлении ареста, наложенного на имущество родителей экс-сенатора. Ранее сторона обвинения обратилась к судье Лисиной с ходатайством о продлении ареста на имущество, срок действия которого истекает 20 июля 2016 года. Решение об ограничении прав пользования своей недвижимостью было принято в отношении семьи Цыбко судебными инстанциями ещё в 2015 году и затем неоднократно продлевалось.


Как следует из ходатайства прокурора, следствием установлено, что Цыбко, получив две взятки — одну в размере не менее 17,5 миллионов рублей от бывшего главы администрации Озерска Тарасова, вторую — в размере 10 миллионов рублей от магнитогорского предпринимателя Лакницкого, вложил полученные преступным путем средства в недвижимость и оформил ее в долевую собственность на родителей. Поскольку необходимость ограничения в праве собственности, по мнению стороны обвинения, не отпала, прокуратура просит продлить арест еще на полгода. Речь идет о двух квартирах и гараже, находящихся в Москве.


Как и следовало ожидать, адвокат Коваленко заявил о несогласии с ходатайством прокуратуры:

- Подсудимому не предъявлены обвинения, что он использовал своих родителей для вложения «нажитых преступным путем» средств. В обвинительном заключении содержится лишь мнение следователя по этому вопросу, отпечатанное мелким курсивом. Для вынесения решения об аресте имущества родителей обвиняемого этого явно недостаточно. В материалах дела содержатся доказательства, что недвижимость приобретена на средства, полученные законным путем, существуют банковские проводки, налоговые декларации и прочие документальные подтверждения происхождения этих денег. Более того, в январе 2016 года на судебном заседании сторона обвинения заверяла суд, что в ходе процесса она будет активно заниматься вопросом происхождения конкретно тех денег, что ушли на покупку недвижимости. Однако ни одного слова на эту тему сказано не было.


Затем слово взял сам Цыбко:

– Полгода судебных заседаний, более тридцати свидетелей – и ни одного документа, подтверждающего позицию прокуратуры и опровергающего банковские проводки, выписки со счетов, налоговые декларации! А налоговые декларации я подавал и подаю регулярно, более того — сам просил Совет Федерации их многократно проверять. И ни одного нарушения выявлено не было. Следователи делали запросы в сотни банков по всему миру, по случайному стечению обстоятельств — кроме одного, в котором у меня были счета. А в уголовном деле сначала была справка о том, что у меня в Агропромбанке счет на миллиарды рублей. Валентина Матвиенко лично делала запрос, выяснилось, что указанный счет — это счет самого банка, и я не имею к нему никакого отношения. Мы имеем дело с самым настоящим подлогом, с должностным преступлением.


Далее Цыбко пояснил суду, откуда вообще взялись миллионы, фигурирующие в теме приобретения недвижимости его родителями. Как выяснилось, кроме дохода как члена Совета Федерации, он имел проценты с инвестиционной деятельности в период бурного роста фондового рынка. Вложение в ведущие российские компании – «Тройка-Диалог», «Альфа-Капитал» и прочие – позволили Цыбко получать до 30% прибыли от незапрещенной законом деятельности. Вкладывал Цыбко в активы и средства своих родителей-пенсионеров, имевших значительные накопления за десятки лет. Экс-сенатор особо подчеркнул, что все операции с вкладами, счетами и недвижимостью, которые проводили он и его родители, документально зафиксированы: существуют декларации и выписки как минимум за последние десять лет.


Судья поинтересовалась, желают ли выступить «заинтересованные лица». Первой в зал суда пригласили мать Цыбко Нину Андреевну. Она рассказала, что первое решение о наложении ареста на имущество было принято судом даже без приглашения «виновников». Следователи убедили Басманный суд Москвы, что родители Цыбко – люди малообеспеченные, поэтому взять с них кроме их недвижимости, нечего. А раз так, то имущество нужно арестовать. Принятое решение неоднократно продлялось впоследствии, при этом доводы и аргументы в ходатайствах совпадали слово в слово.


Однако, как отметила в суде Нина Андреевна, слухи об их бедности слегка преувеличены: деловая грамотность и хорошее чутье сына плюс удачное стечение обстоятельств позволили родителям неплохо заработать на фондовом рынке с использованием паевых инвестиционных фондов. Все доходы задекларированы, соответственные документы в наличии. Мать экс-сенатора подчеркнула, что вся недвижимость, приобретенная за последние годы, оплачена исключительно из собственных доходов. Также Нина Андреевна сообщила, что уже в самом начале информационной кампании против её сына к ним с супругом приходили так называемые «черные риэлторы» с недвусмысленным предложением: «Продайте нам недвижимость по оценочной стоимости, и от вашего сына отстанут, все дела будут закрыты».

– Почему никто не арестовывает имущество Калинина, Зюся? Их причастность к преступным деяниям зафиксирована в телефонных разговорах и показаниях свидетелей, а не в оговорах уголовников, как в случае с нашим сыном!.. У нас с супругом нет ни яхт, ни вилл на островах, ни счетов в зарубежных банках. И у нас осталась надежда только на справедливый суд.


Отец обвиняемого Валерий Федорович тоже отметил, что сторона обвинения полностью игнорирует документальные свидетельства происхождения «спорных» денег. «По причине недомогания супруги мы не были на первом заседании суда в Озерске. Но мною были высланы прокуратуре многочисленные документы, необходимые для прояснения вопроса о происхождении денежных средств. А теперь я вижу, что прокуроры не удосужились на них даже взглянуть. Или намеренно скрывают их существование», – сказал Цыбко-старший

Заседание продолжилось «ответным словом» стороны обвинения. В качестве обоснования своего ходатайства о продлении ареста имущества родителей Цыбко прокурор начала просто зачитывать по порядку выдержки из многочисленных томов уголовного дела: сначала обвинительное заключение, потом докладные записки следователей, ходатайства о лишении неприкосновенности члена Совета Федераций, снова докладные записки, первое постановление об аресте имущества, второе постановление, третье…


Ответ адвоката Коваленко был намного лаконичнее и информативнее. Защитник просто представил суду все документы, поясняющие происхождение денег, на которые родители обвиняемого приобретали недвижимость в Москве, зачитал номера и проводки по банковским счетам родителей и их сына-сенатора, привел динамику операций с инвестиционными фондами и вкладами.

Однако суд удовлетворил ходатайство о продлении еще на полгода срока ареста имущества семьи Цыбко. При этом стороне обвинения необходимо будет доказывать, что две квартиры и гараж бывший сенатор приобрел именно на полученные им в качестве взятки деньги.

Продолжение следует…



    1. 16 июня 2018 16:36 гость16 июня 2018 16:36

      "Теперь расскажем о том, как все было на самом деле, по словам Цыбко" Вот эта фраза должна быть эпиграфом ко всему вашему длинному повествованию в четырёх томах! ))) Больше можно было ничего и не говорить. Ну или можно говорить ещё очень долго. Ценность вариантов одинакова.

      Ответить

Добавить комментарий

показать все комментарии