Напоили водкой, заставили переписать машину

Сергея Мамонтова и его крепких ребят в небольшом и внешне благополучном Озерске знают все. Большая часть горожан, особенно те, кто занимается мелким или незаконным бизнесом, эту группировку боятся. Страх не прошел даже после того, как самого Сергея и его правую руку Вячеслава Шарипова весной 2017 года после криминальных разборок в «Чкалов Пабе» отправили в СИЗО. И уже в ходе расследования этого дела полиция начала раскручивать в отношении обвиняемого целую серию преступлений в составе ОПГ — в основном вымогательства денег и имущества у горожан. Только вот первое заявление о таком вымогательстве на Мамонтова поступило в полицию еще в 2015 год, но полицейские тогда сделали все, чтобы «отмазать» группировку.

 В редакцию Znak.com обратился житель Озерска Алексей Ступин — именно он первым еще в ноябре 2015 года написал заявление на Мамонтова, Шарипова и еще нескольких человек. С тех пор мужчина прошел через все ведомства, добиваясь привлечения этих людей к ответственности, но уверяет — дело хоть и расследуется, но крайне неактивно и затянуто.

«Я думаю, полиция просто боится сильно давить на этого человека, так как он прямо говорит, что у него есть информация на них на всех и если он начнет говорить, полетят головы, — говорит Алексей. — У него ведь уже нашли кучу расписок о получении денег якобы в долг и от сотрудников полиции, и от бывшей сотрудницы прокуратуры. Под их группой был весь город. Они не боялись ничего, так как знали, что им ничего не будет».

История самого Алексея началась в конце сентября 2015 года. Тогда ему поздно вечером позвонил некий Константин Митяев и грубо потребовал приехать в сауну на Карла Маркса для серьезного разговора по поводу какого-то долга. Алексей отказался: долгов ни перед кем не имел, Митяева знал, как человека Сергея Мамонтова, но ни общих дел, ни дружбы с этих компаний никогда не имел. Тогда поздно вечером 3 октября 2015 года, когда Алексей был в гостях у друга, у него сработала сигнализация автомобиля. 

«Я вышел из квартиры проверить, почему срабатывает сингалка, — вспоминает Алексей. — В подъезде на меня накинулись Мамонтов, Шарипов и Алексей Таран. Силой они повезли меня на моем же автомобиле в офис компании по производству натяжных потолков «Вип силинг», которой в Озерске по франшизе владеет Мамонтов. У них это как «штаб-квартира». Там же был Митяев и Евгений Роднов — действующий майор местной войсковой части 3445, как я узнал уже позже. Эти люди заявили, что я торгую наркотиками, а это их бизнес, они его «крышуют», поэтому лезть в него без согласования с ними нельзя. Я все отрицал, не понимая, о чем идет речь. Тогда Шарипов начал меня бить. При этом били грамотно — чтобы не оставалось видимых следов, кроме того, в перерывах включали камеры телефонов и снимали, будто мы дружно сидим, разговариваем и пьем спиртное. Это они тоже заставляли делать силой».

Следом Ступину под угрозой ножа заявили, что они от него отстанут, если он перепишет на них свой внедорожник Mitsubishi Pajero 2007 года. Боясь за свою жизнь и жизнь семьи Алексей согласился. Также его заставили написать расписку, что за машину он якобы получил 700 тысяч рублей, хотя по факту ему для видимости отдали 38 тысяч рублей.

Через несколько дней договор купли-продажи автомобиля был оформлен на Евгения Роднова.

«Я долго думал, но дней через 10 все же пошел в ОМВД Озерска писать заявление о совершенном в отношении меня преступлении, — продолжи рассказ Алексей. — Все рассказал, подписал. Заявление у меня принимал старший оперуполномоченный Павел Солынин. Сейчас вспоминаю, что это было 20 октября 2015 года. После этого времени меня никто в полицию не вызывал, не опрашивал. Когда я сам неоднократно звонил Солынину, он лишь отвечал, что вызовет меня сам». 

По словам Ступина, Солынин ему позвонил недели через три и попросил приехать к отделу полиции и привезти с собой те 38 тысяч, что ему отдал Шарипов — якобы для приобщения к материалам дела. По приезду просил не заходить в отдел, а позвонить ему на сотовый.

«Я так и сделал», — сказал Алексей. — Солынин вышел не из главного входа, а слева сбоку, у них там раньше была курилка. Попросил у меня деньги. Я начал возмущаться: что надо бы отдавать при понятых и под протокол, но полицейский уверил, что у них якобы идет совещание, но потом он меня вызовет и мы подпишем все документы. Вызвал только через три дня. Я зашел к нему в кабинет и увидел, что там сидят Мамонтов и Шарипов. На лице последнего были кровоподтеки».

По словам Ступина, оперативник Солынин ему сказал, что Шарипова избили какие-то люди и он считает, что это друзья Ступина и, чтобы Шарипов не требовал привлечения к ответственности, Ступин должен написать заявление об отказе от требования привлечения Мамонтова и компании к ответственности за вымогательство. Также полицейский ему разъяснил, что ему вернут машину и все разойдутся по-хорошему. Обозначил — другого варианта развития событий нет.

«Делать нечего, машина мне нужна, да и деваться было некуда, — отмечает Алексей. –Тут же они позвонили Роднову, он приехал в здание ОВД с документами на машину. Потом Солынин сам распечатал все договоры купли-продажи, машину переоформили на мою маму. Потом Солынин сам за меня написал текст нового заявления, придумал историю о том, что я претензий никаких не имею, что у меня был с Шариповым бытовой конфликт, но с отчуждением машины он никак не связан. Дал мне это заявление со словами: «на, учи, а то вдруг в прокуратуру вызовут». Потом полицейский вывел меня из здания и отправил разговаривать к Мамонтову. Тот заявил, что теперь я должен им 300 тысяч за то, что вообще писал на них заявление. Если не отдам деньги, то машина сгорит. Я ответил, что отдам, и мы разошлись».

После того, как Ступин отдал деньги, люди Мамонтова от него отстали. Не было слышно ничего и от сотрудника полиции. Лишь в мае 2017 года ему позвонили уже другие полицейские и попросили снова прийти и дать показания. Солынин на тот момент был переведен на работу в дежурную часть.

«Я снова дал показания, все рассказал, меня уверили, что есть множество других потерпевших, — сказал Алексей. — Затем опять тишина. Следователь лишь каждый раз на мои звонки отвечала, что дело расследуется. Но тогда я уже решил все довести до конца, в том числе, я хочу, чтобы перед законом ответил сотрудник полиции. Сначала в январе 2018 года я пришел в следственный отдел по Озерску СКР к начальнику Петрову и сказал, что хочу написать заявление на сотрудника  полиции. Но мне ответили, что это не их работа и отправили в прокуратуру. Пошел в прокуратуру, там мне ответили, что вообще этим должен заниматься СКР, но жалобу все же приняли. После этого, как я поняла, началась проверка, так как меня опрашивали сотрудники управления собственной безопасности ГУ МВД области».

По данным Znak.com, в отношении оперативника по результатам проверки было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, но решение было отменено. Сейчас проверка продолжается.

Что касается уголовного дела Шарипова, Мамонтова и Митяева, то оно находится в расследовании в ОМВД по Озерску. Им вменяется вымогательство с применением насилия в составе организованной группы. Потерпевших — не менее 10 человек. У них угрозами и шантажом на протяжении нескольких лет вымогали машины, квартиры и денежные средства. 

«Расследование уголовного дела представляет особую сложность и находится на контроле в прокуратуре. Обвиняемым избрана мера пресечения в виде заключения под стражей и домашнего ареста. По окончании расследования все потерпевшие будут ознакомлены с уголовным делом», — рассказали в прокуратуре Озерска.

Однако, по словам Алексея Ступина, еще 19 апреля следователь Анна Кустова вызвала его подписать бумагу об окончании следственных действий. Он подписал. 4 мая следователь снова вызвала его и дала такую же бумагу, но уже без даты и тоже попросила подписать.

«Я ответил, что без даты ничего подписывать не буду, сам от руки написал — 4 мая и расписался, — отметил Алексей. — У меня также есть ответ на мою жалобу из прокуратуры о том, что полиция ведет расследование с явной волокитой и нарушением сроков. Также интересно, что в деле нет Роднова, который принимал участие в моем эпизоде».

Напомним, о Сергее Мамонтове и работе его группировке ранее сообщали родственники погибшего озерчанина. Мужчина выпал с балкона после того, как за ним гнались люди этого человека. Они получили условные сроки и уже вышли на свободу. 



    1. 5 июня 2018 05:47 гость5 июня 2018 05:47

      Надо москву подключать иначе натормозах всё сойдёт

      Ответить
    2. 4 июня 2018 23:38 Гость4 июня 2018 23:38

      ОПГ правоохранителей круче всех других ОПГ.Но всё-таки ОПГ.

      Ответить
    3. 4 июня 2018 10:49 гость4 июня 2018 10:49

      О, как всё "запущено" то в нашем славном Атомграде!

      Ответить

Добавить комментарий

показать все комментарии