Вражеский элемент

Росатом скрывал выбросы рутения-106 на ПО «Маяк», работающем с ядерными отходами, и нарушал технологию — таковы подозрения «Гринпис», подавшего заявление в Генпрокуратуру. На днях отуда пришла отписка, общий смысл которой — проверки не будет. Поразительно, но такие же отписки приходят от международных регуляторов. «Наши международные отношения значительно более важны, чем гласность» — такой ответ пришел экологам по поводу российского рутения от нидерландского ядерного регулятора ANVS. Экологи уверены — если оргвыводы не будут сделаны, подобные катастрофы будут повторяться, и, возможно, не только с рутением. Андрей Жвирблис выяснил, как и почему скрывают информацию о радиоактивных выбросах, и чем это чревато для населения.

Утечку рутения в России признали только тогда, когда отрицать это уже было невозможно.  Первым об обнаружении рутения в воздухе сообщил в начале октября французский институт радиологической защиты IRSN. Затем немецкое ведомство BfS предположило, что утечка была на Южном Урале. «Росатом» сначала категорически отрицал наличие рутения-106 в российской атмосфере, но после обнаружения его в Санкт-Петербурге 11 октября  заявил, что Санкт-Петербург  - единственное загрязненное место в России, а само загрязнение пришло из некой восточноевропейской страны.

Когда 9 ноября IRSN выпустил доклад, в котором на основании результатов компьютерно-статистического моделирования утверждалось, что рутений принесло с Урала, это вызвало резкую реакцию российских чиновников. «Обращаю внимание на то, что источники вброса информации располагались во Франции, где есть конкурирующее с нашим «Маяком» предприятие по переработке ядерных отходов», — писал в комментариях на своей странице в Facebook министр общественной безопасности челябинской области.

При этом Росгидромет в октябрьском отчете подтвердил выпадение Ru-106 на Южном Урале и в соседних регионах, но впоследствии сообщение было отредактировано, и рутений из него исчез. Однако оригинал документа сохранился в кэше.  Был также удален pdf-файл с сайта НПО «Тайфун», в котором перечислялись пункты с наибольшим загрязнением: поселки Метлино, Аргаяш, Худайбердинск, Новогорный Челябинской области.

Затем — словно бы повторяя историю после катастрофы Боинга MH-17, власти выдали сразу несколько взаимоисключающих теорий, призванных отвести подозрения от ПО “Маяк”:

1. Рутения в технологии переработки ОЯТ нет, а в случае выброса там были бы и другие изотопы. Этот сложносоставной тезис выдвинул вице-губернатор Челябинской области Олег Климов. Его отвергает ведущий российский эксперт по радиоизотопам, заведующий лабораторией радиоизотопного комплекса Института ядерных исследований РАН Борис Жуйков. Кроме того, в принципиальной схеме электропечи остекловывания радиоактивных отходов завода “Маяк” отчетливо обозначена емкость, помеченная формулой RuO4.

2. Это могли быть капсулы с медицинским рутением-106, по ошибке отправленные в переплавку вместе с металлоломом. Таким было первоначальное предположение координатора проекта “Гринпис”.

Впоследствии экологи отказались от этого тезиса: для уровня загрязнения в 100–300 терабеккерелей такого количества капсул с медицинским рутением не производится. Но государственные СМИ уже  подхватили это предположение.

3. На землю упал некий спутник («американский») с элементами питания, работающими на рутении. Сразу несколько специалистов по космонавтике считают эту версию совершенно неправдоподобной. Тем временем представители межведомственной комиссии называют эту версию основной.  Эта же комиссия заявила, что в контрольных пробах, взятых на предприятии «Маяк», наличие рутения-106 не выявлено.

Падение спутника — основная версия «Росатома»

Поскольку российская Система контроля космического пространства (СККП) в лучших советских традициях полностью засекречена, приходится пользоваться альтернативными источниками, чтобы выяснить, какие объекты падали на Землю в интересующий нас период.

Согласно данным стратегического командования США USSTRATCOM и его Joint Space Operations Center (JSpOC), за это время с орбиты сошли коммуникационный спутник Iridium, два наноспутника программы Nodes (размером 10?10х17 см и весом около 2 кг), а также две ступени ракет-носителей “Falcon 9” и “Союз”.

Версию со ступенями ракет-носителей можно отмести сразу, так как это просто куски металла, упавшие 16 сентября в Тихий океан.

Спутник Iridium — более сложная конструкция весом около 680 кг. Спутник связи требует больших энергетических затрат,  на нем установлены аккумуляторы. Однако Iridium сошел с орбиты 22 сентября где-то над Антарктидой. Срок жизни спутников Iridium составляет  семь-восемь лет, “элементы на рутении”  были бы куда менее долгоживущими, так как период полураспада этого изотопа составляет 373,6 суток. Единственными подозреваемыми могут быть наноспутники Nodes.

Nodes 1 сгорел в атмосфере 19 сентября в 12:22 UTC (15:22 MSK) где-то между Исламабадом и Карачи. Nodes 2 — 23 сентября в 08:33 UTC (11:22 MSK) над Тихим океаном в 2000 км от побережья Калифорнии. Длительность научной миссии наноспутников — всего две недели, использовать на них ядерные элементы питания бессмысленно. Кроме того, согласно оценке доктора Бориса Жуйкова, с учетом цифр IRSN, гипотетический рутениевый элемент питания был бы тяжелее самого спутника.

Версии “транзитные” и правдоподобные

13 декабря советник гендиректора ПО «Маяк» по науке и экологии Юрий Мокров, назвавший космическую версию странным словом “транзитная”, признал наличие рутения в технологическом цикле переработки отходов. Но при этом заявил челябинскимжурналистам «Выброс настолько ничтожен, что мы его можем увидеть только в трубе. В окружающей среде после разбавления он уже не регистрируется».

По странному стечению обстоятельств за две недели до этого на сайте госзакупок появился 30-миллионный тендер на «реабилитацию радиационно загрязненного участка на территории завода». Объяснение этому таково: «Территория  завода 235 ФГУП ПО «Маяк» подверглась радиоактивному загрязнению в результате разгерметизации  емкости с жидкими высокоактивными отходами в 1957 году и ветрового уноса иловых отложений с обмелевшей береговой полосы водоема-хранилища радиоактивных отходов (далее — РАО) в 1967 году. До 30.10.2018 необходимо реабилитировать участок площадью не менее 30 тыс. м2, расположенный у северной части охранного периметра завода 235».

Почему же именно сейчас решили обеззаразить завод от загрязнений 50–60-летней давности — не сокрытие ли это совершенно других проблем?

Сочетание этих вводных создает сильную презумпцию того, что в конце сентября на “Маяке” произошел выброс радиоактивного изотопа. Главная версия — что произошло это в ходе испытаний печи остекловывания. Этого мнения, в частности, придерживается  Надежда Кутепова — эколог из Озерска, из-за угрозы уголовного преследования получившая статус беженца во Франции: “Исходя из смены направления ветра, я предполагаю, что выброс рутения произошел 25 либо 26 сентября или в ночь между ними.  25сентября ветер дул на восток, а Метлино, Аргаяш  и Новогорныйвосточнее “Маяка”. 26 сентября ветер дул на запад, куда и унесло основную массу загрязнения. Я прочла на одном из озерских сайтов такую фразу: “Опять гидрофильтровальный клапан забыли открыть”. То есть этот пар с рутением мог пойти в обход основной трубы, поэтому, кстати, если датчики у них внутри и есть, они могли его не уловить”.

Подобное уже случалось. Сотрудник центральной заводской лаборатории “Маяка” с 1955 по 1986 год Антон Константинович, как в 1974 году в аналогичной печи отказывала система подачи мелассы, предназначенной как раз для подавления летучести рутения.

По мнению бывшего старшего эксперта Комиссариата по атомной энергии и альтернативным энергоисточникам Франции (CEA) Жана-Клода Зебриба, с которым связалась Надежда Кутепова, утечка могла произойти из-за того, что в тот момент, когда рутений находился в газообразной стадии, плохо сработали фильтры. Этой же версии — проблема с фильтрами ПФТС — придерживаетсяи Борис Жуйков.

При этом,  по мнению специалистов — как российских, так и западных, — инцидент не был опасен даже для людей, находившихся в непосредственной близости от места возможного выброса, так как несмотря на его внушительное суммарное значение, концентрация изотопа нигде и близко не приближалась к уровню, опасному для человека. Зачем же тогда, если выброс действительно был, а в обществе началась паника, его нужно было так старательно замалчивать?

Только бизнес?

За  последние годы “Росатом”, помимо строительства новых энергоблоков в России, заключил контракты на строительство АЭС в Турции, Белоруссии, Иране, Египте, Индии, Венгрии, Бангладеш, Китае и Финляндии. Всего, по данным госкорпорации, по итогам 2016 года портфель ее зарубежных заказов составил $133 млрд.

Некоторыми из этих контрактов предусмотрено, что «Росатом» после постройки АЭС будет поставлять туда топливо и затем забирать отходы. Все больше отходов поступает и с новых блоков российских АЭС, и с атомного подводного флота. ПО “Маяк” планирует увеличить переработку отработанного ядерного топлива к 2020 году почти в два раза — до 400 тонн в год. При таких объемах хранить отходы в жидком виде трудно, хранилища быстро переполняются. Выход — остекловывание и хранение в твердом виде. Физический объем для хранения в этом случае уменьшается в 10–20 раз, а риск утечек многократно снижается.

В 2015 году был объявлен конкурс на строительство новой электропечи остекловывания завода 235 НПО «Маяк». Участник и победитель в конкурсе был лишь один — АО «Атомстройэкспорт». Ему и достался контракт на сумму в 677 млн руб. А вот в качестве субподрядчика по монтажу оборудования выступило стороннее предприятие — ЗАО «УМПК», уже в момент подписания контракта бывшее банкротом. Деньги выделили, но затем начались проблемы со сроками сдачи печи. Согласно договору, представитель «УМПК» должен был присутствовать при монтаже оборудования и пуске, но, поскольку все его сотрудники были уволены, совершенно непонятно, кто эти работы в спешке проводил.

Банальная халатность — самое простое и правдоподобное объяснение произошедшего, считает инженер-физик, эксперт Российского социально-экологического союза Андрей Ожаровский. При этом он не исключает, что выброс вполне мог быть не разовым. По его словам, если фильтры не сработали, сложноопределяемый тетраоксид рутения-106 мог довольно долго незаметно поступать в атмосферу, чем и объясняется то, что след загрязнения оказался так “размазан” в пространстве по огромной территории. “А дальше, когда неполадка была наконец обнаружена, — говорит Ожаровский, — сработал свойственный для российской ядерной отрасли еще со времен Лаврентия Берии рефлекс — спрятаться за стену секретности”.

«Инцидент мог быть вызван работами в рамках военной программы. В этом случае надежда на то, что нам когда-нибудь скажут правду, практически исчезает»

Но есть и еще один вариант, считает Ожаровский. Инцидент мог быть вызван работами в рамках военной программы. В этом случае надежда на то, что нам когда-нибудь скажут правду, практически исчезает. Пока идут споры о составе комиссий, время идет, и установить истину становится все труднее. Радиоактивный Ru-106 постепенно превращается в стабильный родий, а его микроскопические частицы становятся все менее доступными для анализа из-за естественных причин — дождя, ветра и снега.

От Чернобыля до Озерска: молчание — знак опасности

Если разговоры о выбросе на “Маяке” — домыслы, проще всего было бы не создавать межведомственные комиссии, а провести сбор и анализ образцов в независимой лаборатории. Комиссия могла бы проанализировать схему печи, просмотреть записи в рабочих журналах и проверить работу датчиков. Но если результат проверки оказался бы положительным, то из-за него пришлось бы наказывать виновных, а также оправдываться за нарушение конвенции МАГАТЭ об оперативном оповещении о ядерной аварии.

Хотя сидящие в Вене чиновники также не особо заинтересованы в скандале: часть ответственности в этом случае ложится и на них. «Гринпис», WISE и Nuclear Transparency Watch обращались в МАГАТЭ по поводу выброса рутения, но агентство отказалось предоставлять свои данные. На недавнюю официальную ноту Литвы оно ответило, что запрашивало Россию о возможном инциденте, но, поскольку Россия ответила, что все в порядке, то все так и есть. Это как если бы прокурор в ответ на жалобу на пытки в полиции сообщил, что он запрашивал информацию в отделении полиции и получил отрицательный ответ.

Руководитель нидерландского ядерного регулятора ANVS ответил на запрос экологов с присущей этой стране прямотой: “Я полагаю, что наши международные отношения значительно более важны, чем гласность. Поэтому я решил не раскрывать упомянутую информацию”.

Конвенция МАГАТЭ была принята через пять месяцев после чернобыльской катастрофы. Теперь после нее прошло больше 30 лет, но рутениевая история демонстрирует нам, что с тех пор мало что изменилось.

Новая межведомственная комиссия, о созыве которой правительство объявляло еще в начале декабря, так и не была созвана. Почему столь простой на первый взгляд вопрос, как проведение всем понятного и максимально гласного расследования инцидента, в котором европейские страны подозревают Россию, так сложно решить? Почему новая межведомственная комиссия, о созыве которой правительство объявило еще в начале декабря, так и не была созвана? В нее должны войти представители Росатома, Росгидромета, Ростехнадзора,  Роспотребнадзора и Минпромторга. Не из-за того ли, что  по некоторой информации, предложение включить в нее представителей Российской научной комиссии по радиологической защите было встречено с неприятием? Не потому ли, что они оказались слишком независимыми для этого.



    1. 9 февраля 2018 17:30 Гость9 февраля 2018 17:30

      Сайт .ru похлебаевский, вот и весь ответ.

      Ответить
    2. 9 февраля 2018 14:23 гость9 февраля 2018 14:23

      Вот смотрю два сайта - ком и ру. Вроде в одном городе живете. Но такое ощущение, что оба сайта пишут про разные города. На Озерск74.ру тишь да гладь, только комментарии острые иногда проскакивают в последнее время. На 74.ком про проблемы, из тех, что официальные СМИ никогда не опубликуют. Читайте, озерчане, делайте выводы. Правда всегда победит.

      Ответить
    3. 9 февраля 2018 09:56 гость9 февраля 2018 09:56

      А не наш ли дорогой Кумар печку остекловывания строил?

      Ответить
    4. 9 февраля 2018 09:12 гость9 февраля 2018 09:12

      Уж лучше жить на бочке с порохом

      Ответить

Добавить комментарий

показать все комментарии