Дважды два — пять?

Дважды два — пять?В Советском районном суде Челябинска продолжается рассмотрение уголовного дела бывшего вице-губернатора области Николая Сандакова, обвиняемого в мошенничестве, взятках в виде охраны дома и взломе чужой электронной почты. Свои доказательства предоставляет сторона защиты. Во вторник, 23 января, в процессе выступили две девушки-оценщицы. Будучи аккредитованными специалистами в этой непростой области, по запросу адвоката Сергея Колосовского, они подготовили анализ имеющегося в материалах дела заключения судебного эксперта об оценке стоимости услуг на охрану дома Сандакова, исходя из которой следствие и установило размер вмененной ему взятки от директора ЧОП «Питон». 

В конце заседания стало понятно, что член общественной палаты региона, директор ООО «Консалтинговая компания „ОБиКон"» Игорь Патрушев при работе по запросу УФСБ по Челябинской области скорее всего просто надеялся, что такие «мелочи», как цифры, никто проверять не станет.

Цены на охрану брали с потолка

Отвечая на вопросы адвоката, оценщик с пятилетним стажем Лилия Сахибутдинова сразу пояснила: заключение эксперта Патрушева не соответствует требованиям закона об оценочной деятельности.

— В заключении эксперта нет обоснования выбора подходов и методов оценки, кроме того, в заключении использованы данные о событиях, которые произошли после даты оценки, — отметила Лилия Сахибутдинова. — Период оценки, исходя из материалов уголовного дела, — с 9 декабря 2013 года по 31 декабря 2014-го, поэтому эксперт должен был использовать информацию о ценах на услуги, актуальную на ближайшую дату до начала периода оценки, то есть до 9 декабря 2013 года. Проще говоря, цены должны были быть взяты на дату осуществления услуг, то есть на 2013 год. Однако эксперт использовал прайс на услуги охраны за январь 2016 года. Так делать нельзя. Это общие требования для всех.

В своем анализе экспертизы специалист отметила, что эксперт при определении стоимости оказанных услуг должен был проанализирован перечень услуг, тип охраняемого объекта, продолжительность охраны. Исходя из этих факторов должны быть выбраны подходящие фирмы-аналоги для определения средней рыночной стоимости.

Для того чтобы проверить, реально ли судебному эксперту в 2016 году было найти прайсы различных охранных предприятий за 2013 года, девушки нашли архивные копии страниц сайтов тех фирм, что Патрушев приводит в качестве примера. Лишь у одной из них такой архивной страницы не нашлось, но нашелся прайс за 2014 год.

— Но вы же сами говорите, что нельзя использовать данные после периода оценки? И сами же используете, — заинтересовалась прокурор Екатерина Голубенкова. 

— Правильно, нельзя. Но мы не проводили оценку, мы сделали свое заключение на работу другого специалиста и показали, что систематически эксперт Патрушев использует данные, которые актуальны на текущий период, а не на дату исследования. Если бы мы сами проводили оценку стоимости, такие данные приводить было бы нельзя.

Кроме того, девушки сделали акцент на том, что фирмы-аналоги вообще подобраны некорректно. Так, в одном случае эксперт берет для примера цены фирмы из Москвы, хотя стоимость услуг в Челябинске и столице несопоставима, в другом случае — приводит стоимость услуг компании, которая осуществляет личную охрану человека, а не дома, в третьем — приводит в качестве примера компанию, которая занимается только охраной промышленных объектов.

— Эксперт игнорирует эти факты и не поясняет почему, — сказала суду Лилия Сахибутдинова. — Исследование архивных копий сайтов — это очень простая технология, нужно лишь забить в поисковике данные, вся информация в открытом доступе. Эксперт Патрушев все цены брал на 2016 год, к архивам не обращался. Но ведь, исходя из динамики общих цен, цены на услуги охраны с 2013–2014 годов выросли. Заключение эксперта должно быть понятно, чтобы каждый человек, имеющий отношение к данному заключению, мог понять способ и метод оценки и проверить ее. Заключение эксперта Патрушева не соответствует всему этому. 

Само определение стоимости оказанных услуг тоже вызвало вопросы у специалистов. Так, Патрушев посчитал общую стоимость указанных услуг, просто умножив стоимость за час на количество рабочих дней в году, а затем на количество месяцев.

— Это по крайней мере некорректно, так как чем больше период, тем меньше стоимость разовой услуги — для этого есть закон убывающей предельной производительности, — отметила оценщик. 

— Вычислить стоимость оказанных услуг по этой экспертизе нельзя, надо полностью производить перерасчет, на основании нашего заключения делать отчет о рыночной стоимости некорректно, — добавила вторая оценщица Анна Майорова. — Исходя из общей тенденции, стоимость услуг будет ниже. Но экспертом не были учтены индивидуальные характеристики объекта, поэтому нужно проводить более глубокое исследование.

— А могли ли цены в 2016 году быть ниже, чем в 2013 году? — спросила прокурор.

— Исходя из общей тенденции, нет.

— Ну есть же акции, сезонное понижение цены…

— Нет, наличие акций предугадать невозможно, прайс услуг указан на дату его составления, именно такие страницы с прайсами хранятся в архиве сайтов, и исходя из них оценщики должны считать среднюю рыночную стоимость.

В исследовании есть и элементарные арифметические ошибки. Так, Патрушеву надо было высчитать среднюю общую цену четырех видеокамер, фигурирующих в деле. Но по какой-то причине оценщик считает стоимость пяти приборов.

Помещение для охраны оценили по бумагам

— Вот вы бы взяли все и сами повторно исследовали, — полушутя отметил судья Александр Зимин. — Внесли бы свой конструктив… А то только ругаете обвинение.

— То есть мы должны помочь гособвинению? Мы и так три года ему помогаем, пусть сами разбираются, — вместе ответили Сергей Колосовский и Николай Сандаков.

Вторую часть своего заключения девушки посвятили анализу экспертизы стоимости строительно-монтажных работ на оборудование Сандаковым помещения для охраны (все это тоже вошло в сумму взятки).

— Расчет стоимости строительно-монтажных работ и установленной в помещении мебели никак не обоснован, нет фотографий, технических характеристик, эксперт не описывает сложность работ и никак их не дифференцирует, не говорит, какие материалы использованы в работах, и не приводит их стоимость, — отметила Лилия Сахибутдинова. — Так, экспертом выбран в качестве аналога и определения стоимости шкаф двухсекционный, хотя в поставленном вопросе от него требуется оценить шкаф четырехсекционный. Эксперт берет за пример цену микроволновки с сенсорным управлением и дисплеем, а в копиях материалов дела указано, что микроволновая печь с механическим управлением. Важно, что для определения рыночной стоимости нужно использовать не менее трех аналогов, а здесь по одному.

— Вообще непонятно, в каком объеме и какие работы проведены, эксперт на место не выезжал, из протоколов обыска тоже невозможно понять стоимость, — добавила Анна Майорова.

— Возможно, он не смог попасть на объект, — предположила прокурор.

— Эксперт вообще не указал в заключении, почему он не смог исследовать. Я, к сожалению, не могу сказать, о чем он думал, здесь нет кода исследования. Эксперты поступают по-разному, но всегда стараются обосновать свое заключение. Здесь этого нет, — отметила оценщик. — Если бы мы проводили исследование, мы бы осмотрели объект, в противном случае — направили бы запрос в суд. Здесь ничего этого нет.

У Николая Сандакова и суда вопросов к оценщикам не возникло. 

Отметим, что Игорь Патрушев считается авторитетным специалистом, однако, по словам его коллег, сам никогда по факту экспертизы не проводит. В связи с этим могло получиться так, что экспертизу для ФСБ области провел рядовой сотрудник компании Патрушева, а он уже поставил свою подпись. Но доподлинно это неизвестно. 

Фото: Наиль Фаттахов



    1. 23 января 2018 14:42 Гость23 января 2018 14:42

      Что-то так себе "эксперты", как ёжики в тумане тычутся...

      Ответить

Добавить комментарий

показать все комментарии