Экс-глава ГКУ Южного Урала дал показания в суде по делу Сандакова

Экс-глава ГКУ Южного Урала дал показания в суде по делу СандаковаВо вторник, 26 сентября, в Советском районном суде в рамках процесса в отношении бывшего вице-губернатора Челябинской области Николая Сандакова допросили очередного свидетеля обвинения — бывшего начальника Главного контрольного управления региона Алексея Лошкина, ныне занимающего пост председателя Контрольно-счетной палаты области. Казалось бы, от человека с прошлым в милицейских погонах, который к тому же большую часть жизни работает с цифрами, не ожидаешь заезженных судами фраз «не помню» и «может, было, а может, и не было», однако на практике все оказалось именно так. При этом Алексей Лошкин фактически прямо заявил, что начальную цену на госконтракты можно взять хоть с потолка, главное соблюсти внешние условия.

Контракт снижали для имиджа

Алексей Лошкин пришёл в суд к самому началу заседания. Идеально сидящий шерстяной костюм и аккуратная стрижка разительно отличали этого человека от остальных участников процесса, которым ежедневные походы в суд явно перестали напоминать торжественное событие. 

Отвечая на вопросы гособвинителя Екатерины Голубенковой, свидетель рассказал о своем функционале как главы ГКУ, коим он являлся в декабре 2013 года, и о том, как впервые узнал о готовящемся заключении контракта на охрану услуг тогдашнего губернатора Михаила Юревича. Напомним, что, по версии следствия, Сандаков получил от главы ЧОП «Питон» Игоря Калугина взятку в виде охраны дома за содействие в заключении этого контракта.

«С кем заключался контракт на охрану, мы не изучали до определённого момента — пока в федеральных СМИ с подачи ОНФ и после запроса депутата Госдумы Красова не прошла информация о необоснованно высокой стоимости охраны губернатора — на 55 млн рублей, — рассказал Алексей Лошкин. — Это вызвало вопросы. По поручению руководства (тут свидетель засомневался, чье именно было поручение, — Михаила Юревича или председателя правительства Сергея Комякова, но потом с подачи стороны защиты признал, что всё же речь шла о губернаторе — прим. ред.) мы начали проверку обоснованности стоимости контракта. Истребовали документы, назначили проверку и пришли к выводу, что формально, именно с точки зрения соблюдения законов, процедура нарушений не имела. Но при этом мы изучили цены на услуги охраны высшего должностного лица с 2011 по 2013 год и обратили внимание, что эти цены были значительно ниже, в пределах 30 млн рублей. Соответственно, имелись основания сомневаться в обоснованности цены в 55 млн. Но у нас не было права и полномочий что-либо рекомендовать. Тем более, повторюсь, формально нарушений не было».

При этом Алексей Лошкин отметил, что проверка проводилась фактически экстренно и лишь из-за того, что тема активно муссировалась в СМИ на федеральном уровне, что не лучшим образом сказывалось на имидже региона. К тому же был конец декабря и контракт так или иначе нужно было заключать.

После этого свидетель рассказал о ключевом моменте, который принципиально расходится в версии следствия и позиции стороны защиты. Речь идет о некоем совещании, которое якобы прошло в кабинете у Николая Сандакова в конце декабря 2013 года и где как раз кулуарно и обсуждался вопрос с дорогим контрактом. По словам самого подсудимого, такого совещания не было. Эту же точку зрения ранее на допросе подтвердил и экс-руководитель администрации губернатора Андрей Комаров (к слову, сам едва не ставший фигурантом уголовного дела — прим., ред.). Однако, как и допрошенный ранее директор ЧОП «Питон» Игорь Калугин, Алексей Лошкин сегодня заявил о том, что встреча была. 

— С кем-то лично вы обсуждали этот контракт? — поинтересовалась прокурор.

— Я раньше уже говорил, что было единственное совещание с участием Сандакова и Калугина и кого-то со стороны заказчика, по-моему, это был Комаров (Андрей Комаров, — прим. ред.). Оно было краткосрочным. Я был приглашен в качестве специалиста в области закупок и своей роли как таковой не видел. Совещание проходило еще в тот момент, когда наша проверка шла, так как надо было формировать повестку, принимать решение, действовать оперативно…. С Калугиным я был знаком лишь визуально, видел, что он присутствует на разных мероприятиях, ну ходит и ходит — здоровый парень.

Сандаков совершенно точно присутствовал. Все были заточены на тот момент на снижение репутационных рисков для области, ведь ничего хорошего нет, когда федеральные СМИ крутят такие ролики… На совещании больше обсуждали вариант, чтобы привести цену контракта к цене прошлых лет. Я, помню, говорил, что это должно быть обоюдное решение, — ответил Лошкин.

— Как Калугин отреагировал на то, что цена снизится? — спросила прокурор.

— По-моему, не очень хорошо, ему это не понравилось, он говорил о затратах.

— Сумма как-то обговаривалась?

— Речь шла как раз о сумме около 30 млн рублей… Я говорил, что по закону мы можем снизить начальную цену контракта. Но каких-то протоколов конкретных или решений на том совещании не было. В последующем цена контракта действительно была снижена до 29,99 млн рублей. А мы доложили о своей проверке. Меня второй раз попросили выступить в СМИ.

— Почему на допросе год назад вы ничего не помнили об этом совещании, кроме самого факта?.. Кроме того, в запросе депутата Красова речь шла о трех контрактах, но вы говорите только об одном, — спросил чуть позже адвокат Сандакова Сергей Колосовский, зачитав показания, данные Лошкиным следствию, и показав копии актов той проверки ГКУ.

— Я уже говорил, что мы действовали по поручению руководства, буквально моментально и в сжатые сроки. Все было настолько быстро, что я некоторые обстоятельства чисто физически не могу вспомнить.

— Что это за свойство памяти такое?

— Свойства моей памяти пусть медперсонал оценивает…

— Я вас лично, в моём кабинете, отдельно спрашивал о том, какая цена для этого контракта будет приемлемой? — спросил подсудимый Сандаков.

— Цена обсуждалась непосредственно со стороны заказчика. Лично с вами разговора не помню, зачем мне что-то придумывать. Какие-то вопросы мы с вами обсуждали.

— Само поручение о проверке мы с вами обсуждали? — продолжил вопрос экс-вице-губернатор.

— Не помню такого. 

На этом стороны и сошлись: один остался при своём мнении, другой при своём.

«В запросе депутата речь шла о трёх контрактах. Сандакову вменяется содействие в заключении одного из них, — прокомментировал после заседания Сергей Клосовский. — И почему-то именно только об этом говорит и помнит Лошкин, хотя контрактов было три. Но по двум другим цена не снижалась. Но если, как считает следствие, Сандаков содействовал Калугину, то почему не лоббировал снижение цен не по его контракту, а по тем двум — на 25 и на 28 млн. Где логика? В целом Лошкин не сказал ничего нового, разве что показал, что улучшил память в пользу следствия со времен первого допроса».

Цены с полотка: отругают, но не накажут

В ходе заседания Алексея Лошкина попросили ответить и на косвенные вопросы, прямо не касающиеся сути дела, но вполне раскрывающие суть формирования госконтрактов. Приведем несколько выдержек из вопросов и ответов:

— Если начальная цена контракта ставится, к примеру, в 51 млн, а при заключении снижется до 29 млн (как в контракте с охраной Юревича), не наводит ли это на сомнения в формировании начальной цены?

— Функция ГКУ — отслеживать экономию средств. Еженедельно мы изучаем сведения о торгах и отчитываемся перед губернатором о достигнутой экономии. Сэкономленные средства могут быть перераспределены через визу губернатора. Экономия по итогам года составляет около миллиарда рублей. Эта цифра продиктована рынком. Другое дело, что как раз сейчас мы работаем над тем, чтобы защитить заказчика от существенного понижения стоимости контракта при недобросовестных намерениях сторон. Раньше по 94 ФЗ способов снижения цены было больше, что позволяло заключать контракты ценой в 1 рубль. И этим пользовались. Мы старались с этим бороться. 

 — Могут ли при формировании аукциона создаваться преференции под конкретного исполнителя?

 — Конечно, такие преференции бывают, когда в условиях контракта, к примеру, прописывают условия под конкретную модель автомобиля. Мы стараемся всегда проговаривать эти моменты с заказчиком.

— Может ли объявляться аукцион до подписания лимитов денег в бюджете?

— Такие случаи есть, когда, не зная лимитов, заказчик объявляет конкурс и заключает контракт, а потом оказывается, что денег у него нет или не хватает. С этим мы тоже раньше очень сильно боролись.



Добавить комментарий

показать все комментарии
Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 90 дней со дня публикации.